Эротические и порно рассказы - ЭроПорноТекст.ру
Читайте в разделе Эротика:
... В свою очередь, чем больше она пялилась, тем крепче я становился. Наконец, у меня был полностью заряженный стояк с головкой, выглядывающей из верхней части моего нижнего белья.
     Когда я взглянул вниз и увидел каплю спермы, блестящей на кончике, реальность положения вернулась и я подтянул нижнее белье и сказал: "Боже мой, Джуди, мне очень жаль! Пожалуйста, не рассказывай родителям, что ты это видела!" Она хихикнула и сказала: "Не волнуйтесь, мистер Уорд, я ничего не скажу!" Огромное облегчение опустилось на меня... [ читать дальше ]

Название:

Приключение в отеле "Светлая луна" (из дневника мадмуазель Симоны Р. из Парижа)


Автор: Олежка
Категория: Группа
Добавлено: 25-07-2012
Оценка читателей: 6.02

В наши дни принято говорить, что реальность превосходит фантазию. несмотря на это, история, которую я хочу доверить своему дневнику, может показаться слишком невероятной тем, кто не был, как я, в самой гуще событий.
     Воспоминания об этом приключении не покидают и неотступно преследуют меня. Для того, чтобы освободиться от них, я и решилась написать. Забуду ли я когда-нибудь об этом? Я не знаю.
     Это было несколько лет тому назад. Все началось летом 197... Года. Мне было 24 года.
     За рулем моей белой "Флориды" - элегантного автомобиля, вызывающего зависть у моих друзей - я быстро мчалась по окружной дороге по направлению к Британии. Солнце зашло за горизонт. Было очень красиво. Я была одна, свободна и весела. Каждый оборот колеса приближал меня к маленькому рыбачьему городку, где меня ждал Жерар на борту своей прогулочной яхты с парусом, мотором и комфортабельной каютой на 4-х человек. Жерар, очень богатый человек, был моим женихом. Мы должны были пожениться ближайшей осенью. Это было, в общем, только формальностью, так как я спала с ним вот уже два года. Я однако колебалась связать с ним свою жизнь, так как знала, что он изрядный повеса. К тому же у меня был независимый характер. Поэтому мы решили совершить небольшую морскую прогулку одни на борту яхты. Приблизительно 15 дней. Это время совместной жизни будет проверкой, после этого все станет ясно и мы решим: жениться ли нам или, напротив, поддерживать более отдаленные отношения любовников, позволяя друг другу иметь абсолютную свободу в течение всего времени, пока мы не живем вместе.
     Или я мчалась очень быстро, или забыла долить воды в радиатор, но внезапно тревожные звуки ворвались в ровный шум моего мотора. Звуки резко усилились, и я должна была остановиться у края пустынной дороги. Я подняла капот, вновь включила двигатель, но он задребезжал так, что я тут же разорвала контакт. Это была авария! Мои познания в механике были почти равны нулю, но все же достаточны для того, чтобы понять, что одной мне тут ничего не сделать. Мне стало скучно от этой мысли. Тем более километровый столб указывал, что наиболее близкая деревня находится в семи километрах от того места, где я находилась.
     Более полутора часов ходьбы! Кроме того, я не была уверена, что найду в этом маленьком местечке хорошего механика, чтобы починить мой автомобиль и который согласился бы побеспокоить себя, чтобы приехать и взять на буксир мой автомобиль. Приближалась ночь... Никакого жилища не было видно на горизонте. И зачем я только поехала по такой пустынной дороге. Ну что же, ничего не поделаешь. Я отправилась в путь. К счастью на мне были не шпильки, а пара мягких туфель, более пригодных для вождения машины.
     Я шла уже более часа и начинала чувствовать усталость, когда, наконец, услышала позади себя шум автомобиля. Я вышла на шоссе и подняла руку в свете фар. К моему удовлетворению, машина со скрипом остановилась. Водителем был господин лет сорока, который также был один в своем автомобиле. Он был приветлив, симпатичен, с аристократически серебристыми висками.
     - Что случилось, мадам? У вас несчастный случай? Чем могу быть полезен?
     Я разъяснила ему свое положение. Он тотчас же предложил мне сесть рядом и вызвался проводить меня к ближайшему механику. Я была спасена! По крайней мере, я верила в это...
     В последствии я убедилась, что в этот вечер судьба была решительно против моих предположений.
     Любезный водитель представился мне:
     - Роберт Вандерберг.
     - Симона Р. Из Парижа.
     - Счастлив с вами познакомиться мадам... Или мадмуазель?...
     - Мадмуазель.
     - Вы мне показались старше. Вы случайно не дочь робета Р., директора очень известного банка?
     - Точно, мсье, - ответила я, несколько смущенная этой встречей и тем, что этот человек знаком с моей семьей.
     - Я биржевой маклер, - сказал мой собеседник, - и много раз имел случай встречаться с вашим отцом во время моих частых наездов в Париж.
     Я сразу успокоилась и с увлечением погрузилась в "страну знакомства", как обычно говорят.
     В течение этого обмена любезностями мой компаньон несколько раз включал стартер своей машины.
     - А черт, случилось что? Я, кажется, тоже попал в аварию. Я снова забеспокоилась. Положительно, этот так плохо начавшийся вечер, кажется, должен продолжиться таким образом. Никаких изменений! Мсье Вандерберг выскочил на дорогу и сделал то же, что и я, прежде чем бросить свою "Флориду" на обочине дороги. Он поднял капот своей машины, запустил стартер, потом начал ворчать. Я поняла, что только мое присутствие удерживает его от того, чтобы не произнести несколько звонких ругательств, которые шокировали бы меня. Он поднялся и вернулся ко мне, сев за руль.
     - Я в отчаянии, мадмуазель... Я думаю, что вы вытянули плохой номер. У меня тоже случилась авария. Вы принесли мне неудачу.
     - Я также в отчаянии, но что мы теперь будем делать?
     - Придется идти пешком до деревни. По крайней мере вы приобрели попутчика в этом злоключении. Дорога покажется вам менее длинной.
     - Да, конечно. Но мне, все-таки, это очень надоело...
     - Вас кто-нибудь ждет?
     - Да, и я не знаю, как предупредить человека, с которым у меня свидание.
     - Если не секрет, мужчина или женщина?
     - Мой жених, если вы желаете знать. Мне нечего от вас скрывать. Говоря
     Это, я думала, что биржевой маклер не будет ко мне приставать, будучи посвящен в это обстоятельство.
     - Ваш жених будет только более нежен с вами, когда вы встретитесь.
     - Надеюсь, - ответила я, улыбаясь.
     И болтая о том, о сем, мы быстро зашагали по дороге. Мужчина не ухаживал за мной, как я опасалась (но действительно ли я опасалась? Во всяком случае, этот попутчик был мне далеко не антипатичен). Я была приятно удивлена, что он не обращается ко мне с обычными глупостями, при помощи которых большинство мужчин, которых я знаю, пытаются вызвать к себе интерес в глазах женщин.
     
Глава II


     У меня еще не было случая описать свою внешность. И я испытываю некоторую стыдливость, делая это. Будет нескромно с моей стороны подчеркивать различные прелести, которыми меня одарила природа и которые вызывают комплименты этих господ и разжигают желание, быстро распознаваемое мною в их глазах, раздевающих меня в большей или меньшей степени.
     С удовлетворением могу сказать, что я брюнетка, стройная, спортивного вида, и что мужчины находят мои лицо и фигуру очень соблазнительными.
     Мне часто случается слышать признания самые прямые... И самые интимные. Я не претендую на большую добродетель и отнюдь не лишена чувственности. Однако я осторожна и я не хочу быть рабой своих плотских желаний. Но я не прочь, время от времени, переспать со своим женихом или другим хорошим парнем. Это даже является жизненной необходимостью для сохранения моего физического равновесия.
     Короче говоря, я, Симона Р., не страдаю никакими комплексами и отвергаю запреты на то, что касается сексуальной свободы молодой женщины, вполне нормальной для нее. Я тоже дорожу свободой современной девушки, которая до настоящего времени всегда склонялась перед рабством замужества. Но всему есть разумный предел. В таком случае Жерар подходил мне более, чем кто-либо другой, менее богатый, чем он. Деньги не делают счастья, но способствуют ему. Мой теперешний попутчик казался мне серьезным господином, который, разговаривая со мной, освобождался от дел и забот финансового мира. Он также никак не мог решиться основать семейный очаг.
     - Вы понимаете, мадмуазель, мне не хочется терять преимущества холостой жизни. Я не говорю, что я закоренелый холостяк, но пока я хочу как можно дольше пользоваться всеми благами жизни. Жизнь холостяка меня устраивает. Ведь столько много красивых женщин на этом свете...
     Я ожидала, что он прибавит: "Вы, например", - но он ничего не сказал. И я была признательна ему за это. Я почувствовала себя более свободной с ним.
     Мы очень откровенно беседовали в таком духе и очень удивились, как быстро прошло время, когда на вершине холма заметили первые огоньки уже близкой деревни.
     Через 200 метров мы достигли жилья. Мой попутчик постучал в дверь. крестьянин в деревянных башмаках открыл дверь и спросил, что нам нужно.
     - Нет ли здесь где-нибудь гаража? - Спросил биржевой маклер.
     - Гараж! - Воскликнул крестьянин, подняв руки к небу, - у нас в деревне есть только кузнец. Гараж можно найти только в городе, в пяти километрах отсюда.
     У нас обоих вырвался вздох отчаяния.
     - Можно, по крайней мере, откуда-нибудь позвонить по телефону?
     - О, да... Телефон здесь есть, но сейчас почта уже закрыта и позвонить вы не сможете.
     - Час от часу не легче!
     На пороге дома показалась фермерша. Она прислушалась и сказала: "У вас нет другого выхода, как дождаться дня. Если вы желаете переночевать на сеновале, я с удовольствием все устрою."
     Мы переглянулись, улыбнувшись про себя предложению женщины.
     - Может быть, здесь есть отель?
     Они также переглянулись. Видимо крестьянин и его жена не знали, что нам ответить. Наконец он сказал:" Отель?.. Да, есть один. Если вы только для этого стучали в дверь, надо было сказать сразу."
     - Не беспокойтесь, - сказала старая крестьянка, - мы привыкли. Отель лучший покупатель наших продуктов, он платит за них намного больше, чем городской рынок. Наша дочь работает там, но мы, раз уж она зарабатывает там много денег, не препятствуем ей. Она уже большая и делает то, что хочет.
     Смысл этой речи ускользал от нас, однако мы поняли, что этот отель, О котором шла речь, не был обычным постоялым двором, как другие.
     Мне стало не по себе. Не спрашивая мнения своего попутчика, я сказала крестьянам: - я думаю, что ваша рига нам подойдет.
     - Тогда это там, в глубине двора. Дверь не закрыта и сено свежее.
     - Если вам не понравится, отель в пятистах метрах отсюда, - сказал фермер, - идите в направлении деревни. Первая дорога направо приведет вас прямо к замку "Светлой луны". Всего хорошего, господа.
     Крестьяне снова закрыли дверь на засов. Что делать? Я находила своеобразную прелесть в том, чтобы провести ночь на сеновале, но маклер не был того же мнения.
     - Ваша идея смешная, - сказал он мне, - но, в конце концов, если вы так хотите... Согласен на ригу! Если там нам будет плохо, мы всегда сможем провести остаток ночи в комфортабельном месте.
     Некоторое время спустя он добавил с иронией: - честь превыше всего, мадмуазель...
     Это приключение меня забавляло. Мы направились к риге. Там хорошо пахло свежим сеном и было достаточно места, чтобы мы могли устроиться не мешая друг другу.
     Каждый из нас устроил себе гнездо в сене. Солома немного колола мои ягодицы, но "На войне, как на войне".
     Роберт вел себя корректно. Он не стремился извлечь выгоду из положения, чтобы воспользовавшись темнотой, допустить вольность по отношению ко мне.
     - Спокойной ночи, дорогой друг! - Сказал он мне, не скрывая иронии. Я промолчала. Если бы я была одна, то, наверное бы, умерла со страха. Мне также казалась нелепой и смешной идея переночевать на сеновале, когда совсем рядом находился отель. Вдруг я услышала:
     - Симона?
     - Что такое? - Ответила я, не без удовольствия констатируя, что корректный господин не забыл обо мне.
     - Вы спите?
     - Нет.
     - Вам не холодно?
     - Нет.
     Я заставляла себя отвечать односложно, чтобы узнать когда Роберт захочет придти. Но молчание возобновилось. Я теперь слышала только его дыхание. Через некоторое время новый шум разбудил меня. Кто-то открыл дверь риги, послышался шепот. Испугавшись, я сама подползла к тому месту, где расположился мой попутчик. И прошептала ему: - вы слышите?.. Кто-то пришел.
     - Да.
     Действительно, то, что мы услышали в следующие мгновения, позволило нам сделать вывод, что это пара, которая также пришла искать убежища на сеновале. И не для того, чтобы спать... Звуки поцелуев и прерывистое дыхание не оставляли никакого сомнения, чем занимались они. Голос мужчины, полный желания, шептал: - ах, марианна, я люблю тебя, я хочу тебя... слушай, ты чувствуешь, как стоит.
     Девушка отвечала: - о, да! Он такой твердый... И горячий... Я это чувствую даже сквозь твои брюки.
     - Подожди, дорогая, я расстегну их.
     Вновь послышались прерывистые поцелуи, еще более горячие. Было слышно шуршание соломы, шум двух тел, предающихся любви.
     - Постой, дорогая, перестань ласкать меня, если не хочешь, чтобы я кончил в твою руку, - послышался голос мужчины. - Лучше обнажи бедра, которые я испачкаю с гораздо большей охотой.
     Судя по голосам, пара должна была быть молодой, но, вероятно, неопытной. Парень добавил: - это прекрасно, что ты влажная, Марианна... Мне хочется поцеловать тебя там... Ты очень хочешь?
     - Да, мой жако...
     - Тебе будет очень хорошо, но сними свои трусики. Мне будет удобнее сделать это...
     За этим последовал шелест влажных, лижущих поцелуев, вздохи девушки, тающей от любви под ласками языка своего любовника.
     Он спросил: - тебе хорошо?
     - О, да... Еще... Немного выше, дорогой,.. Да, так... Это невозможно! Я сейчас кончу.
     Послышался долгий всхлип облегчения, затем наступило молчание. У Роберта и у меня грудь стиснуло от желания, в котором мы не хотели признаться. Мы прижались друг к другу. Я повернулась к нему спиной и почувствовала, что его член прижался к моим ягодицам. Он был напряжен, бедняжка. А я почувствовала, что мое влагалище увлажнилось. В нескольких метрах от нас пара, скрытая в темноте, после некоторых приготовлений, которых не надо было видеть, чтобы понять их смысл, приготовилась к сношению.
     - Приподнимись немного, дорогая, да, так... Ты чувствуешь, как он трет твой бутон?
     - Да, мой дорогой... Ах, я не могу больше, входи... Входи быстрее, любовь моя... Погружайся в меня как можно глубже... Аааах!
     - Сейчас я погружу его очень глубоко. Держи, держи... Прими его весь.
     Теперь мы ощущали эротический ритм пары, совокупляющейся недалеко от нас, не думая о том, что их подслушивают. Мы напряженно вслушивались в каждое их движение. Это было еще более возбуждающе, чем присутствие на спектаклях, которые теперь организуются повсюду. Впервые я почувствовала такое сильное возбуждение, услышав звуки совокупляющихся людей, думающих, что они одни. Мне не раз приходилось во время зимних каникул слышать в комнате, смежной с той, что я занимала в каком-нибудь отеле, скрип матраца и звуки совокупляющейся пары, но тогда меня это совершенно не трогало. У меня не было никакой нужды подражать им или удовлетворять себя, лаская клитор, как я это делала, когда воспитывалась в лицее б... Мы "развлекались" иногда с одноклассницами, но не настолько, чтобы я стала лесбиянкой. Эти юношестские игры остались без последствий и скоро наскучили мне, я не думала больше об этом. Тогда, как некоторые из моих одноклассниц отдавались этой любви со всей страстью. Они ложились спать в одной кровати и проводили всю ночь, возбуждая друг друга взаимными ласками и целуя друг у друга влагалище. А утром синева под глазами выдавала то, чем они занимались вместе.
     Я же могла быть чувственной в некоторых случаях, и не больше. Однако, этой ночью в риге могла бы пойти на все, если бы мой попутчик попросил об этом. Мы слушали страстно отдающуюся пару - стоны и возгласы счастья, которые должны были быть слышны даже снаружи.
     Затем парень сказал своей девушке: - уже поздно, Марианна. Надо возвращаться, иначе твоя мать забеспокоится.
     - Да, жАк,.. Я оденусь... (раздался смешок). Черт... В темноте я не найду свои трусики...
     - Держи, я их нащупал... Вот...
     - Спасибо, любимый... Я еще вся влажная...Я не надоела тебе, надеюсь?
     - Нет, клянусь тебе. Я буду с тобой. Я обещаю тебе.
     Мой попутчик, должно быть, был ужасно возбужден. Я чувствовала, как его поднятый член лежит между моими ягодицами. Несмотря на его и мою одежду я постоянно ощущала его мягкий жар. Парочка вышла из риги. Мы остались снова одни в тишине, наполненной нашими желаниями. Мне очень хотелось отдаться этому сорокалетнему красавцу, но место для этого было не очень комфортабельное. Я не люблю ничего делать наполовину и, предаваясь любви, я хочу идти до конца в своем удовлетворении. Сильная струя горячей спермы в самую глубину моего тела необходима мне, чтобы удовлетворить мое желание.
     - Они ушли, - сказал мне Роберт. - И после всего того, что мы услышали, я ужасно хочу вас...
     - Нет, мой дорогой, более точным и более логичным будет то, что вы хотите не именно меня, а просто жаждете удовольствия...
     Казалось, что он задохнулся от дерзости моих слов. Он отпрянул от меня и сел.
     - Это смешно с вашей стороны, провести ночь под звездами или почти под ними. Мы должны последовать совету фермерши и пойти спать в отель, О котором она нам говорила.
     Внезапно я встала и сказала, отряхивая свою юбку и блузку от соломы:
     - Вы правы, мсье... Извините меня за эту романтическую идею. Идемте в этот отель, там мы получим по хорошей комнате, это будет более серьезно.
     - Правильно! А завтра мы продолжим наше путешествие.
     Мы вышли, стараясь не шуметь. Ночь была прекрасная и теплая. Все огни на ферме были погашены. Любовники, должно быть, давно разошлись по своим домам. Но в этих условиях мое желание не пропало. Напротив, я только об этом и думала.
     Мы последовали по дороге, указанной нам крестьянами. Пройдя небольшую полянку, я заметила небольшую вывеску, раскачиваемую ночным ветерком. Она висела над воротами, украшенными прекрасной кованой решеткой. Я с изумлением прочитала: "Замок светлой луны". Отель-ресторан. Обстановка восемнадцатого века. Полный комфорт. Директрисса-распорядительница Иоланда Де Сент-Ив Де Кернес. На привратных столбах - официальное объявление: "Французский замок-отель".
     - Это, несомненно, обедневшие дворяне, которым пришлось превратить свои родовые владения в докучной бизнес, - сказала я биржевому маклеру.
     - В таком глухом краю не должно быть много клиентов, - ответил Роберт.
     - Любители тишины и покоя, либо семейного отдыха! Состоятельные, чопорные буржуа, - улыбнулась я. - Тем не менее, раз мы пришли - войдем...
     Семейный отдых! Вспоминая это мое высказывание, мне так и хочется прыснуть от смеха. Поскольку я обладаю веселым нравом, то меня часто смешат некоторые вещи и странности людей, наблюдать за которыми я очень люблю. Какой я была наивной! Действительно, я даже не могла себе представить, что меня ожидает в замке светлой луны.
     

Глава III


     Ворота были закрыты и нигде не было видно звонка... Весьма странно для отеля.
     - Должно быть, где-то есть другой вход, - сказал мой компаньон, смотрите, вот железная калитка... По-моему она не заперта.
     Действительно, нам оставалось только толкнуть ее, чтобы проникнуть во владения "Светлой луны". К замку вела аллея, окаймленная высокими деревьями. Новый сюрприз: никакого освещения. Как будто мы попали в царство спящего леса! Замок был огромен. Двойная полукруглая лестница вела к парадному входу. К нашему большому изумлению, дверь открылась сама, как только мы взошли по лестнице. В потоке света, ослепившем нас, появилась молодая горничная в черном платье, фартуке и белоснежном кружевном чепчике. Она была сильно декольтирована и ее корсаж, казалось, переполняли великолепные упругие груди, которым не нужна была никакая поддержка...
     Девушка очаровательно и грациозно улыбнулась нам, чем несколько уменьшила нашу растерянность.
     На вид ей не более двадцати лет. Может быть, это была фермерская дочка!.. Во всяком случае, с такой фигурой она не должна была испытывать недостатка в деревенских ухажерах. И я заметила, что мой маклер окидывал ее таким взглядом, который не оставлял никаких сомнений в тех чувствах, которые она у него вызывала.
     Холл замка был обставлен с изысканным вкусом. В углу размещался бар, освещенный старинными, но переделанными на электрические, светильниками. весь ансамбль произвел на меня прекрасное впечатление. Мой компаньон был полностью согласен со мной.
     Бармен - мулат с широким приплюснутым носом - улыбался нам во весь рот, полный белоснежных зубов. У него были толстые губы и курчавые волосы. Судя по широченным плечам чемпиона по кэтчу, под его белой курточкой скрывалась потрясающая мускулатура...
     Усаживаясь с Робертом на табуретки, я не смогла удержаться, чтобы не представить себе бармена в роли Тарзана, прыгающего по деревьям в джунглях и испускающего призывный клич. Это разбудило во мне животное чувство, желание самца, которая я подавила в себе, когда отказалась воспользоваться случаем на сеновале и "переспать на травке", как поется в песне..
     В том, что я захотела мулата не было ничего удивительного: уже более трех недель я не спала с Жераром... Я надеялась удовлетворить эту жажду ласки, дав понять моему сорокалетнему попутчику, что не буду слишком недоступной сегодня ночью. "если он также хорош в постели, насколько корректен и благовоспитан, я не буду жалеть об этой непредвиденной задержке моего путешествия".
     Продолжая улыбаться, бармен спросил нас:
     - Чем могу служить господам?
     Так как мы колебались, он добавил:
     - Я позволю себе рекомендовать вам наш фирменный напиток восхитительный коктейль, составленный Феликсом!.. (он уточнил) Феликс это мое имя, я с мартиники.
     - Как называется этот коктейль? - Спросил Роберт.
     - По имени дома, "Светлая луна", - ответил бармен, улыбаясь еще шире, - и позвольте мне преподнести его вам как знак доброжелательности и дружбы.
     - Приготовьте мне тоже, Феликс, - произнес кто-то сзади нас низким и певучим женским контральто.
     Мы тут же обернулись. Вновь вошедшая была ослепительной красавицей. Это была блондинка, несколько напоминавшая Мэрилин Монро. Огромные голубые и нежные глаза. Чувственное лицо с безупречной кожей. Ее фигуру облегало сильно декольтированное вечернее платье с люрексом перламутрового оттенка. Оно приоткрывало крепкие груди восхитительной формы, пышные, но не отяжелевшие.
     От этой необычайно прелестной женщины исходил ток какого-то сексуального очарования, которое не оставляло меня безразличной, хотя я обычно равнодушна к лесбиянству. Мне больше по нраву, чтобы женщины ревновали из-за меня, нежели обольщали.
     Что касается эффекта, который оказала незнакомка на моего маклера, то он был явным, если судить по тому, каким горбом выпирали его брюки.
     Впрочем, Роберт тотчас же слез со своего табурета, склонился перед прекрасным созданием и поцеловал протянутую ему руку. "так и есть, подумала я с юмором, но без ревности, - он так и хочет проглотить эту прекрасную блондинку".
     - Мадам Де Сент-ив Де Кернес, я полагаю?..
     Она утвердительно кивнула головой.
     Все ее движения были наполнены женственностью. Да, директриса "Светлой луны" была совершенно не похожа на то, что я себе вообразила.
     - Действительно, - сказала она своим музыкальным голосом, - я владелица замка. И, приветствуя вас, я надеюсь, что вам понравится в "Светлой луне".
     - К сожалению, мы ненадолго задержимся здесь, - ответил мой сорокалетний холостяк, - всего на одну ночь.
     Месье Вандерберг представил нас и рассказал, как мы здесь очутились, естественно, не упоминая случая на сеновале.
     Вам повезло, - сказала белокурая хозяйка, - две комнаты пока еще свободны.
     Я оглядела холл. Кроме хозяйки, бармена и нас с Робертом, никого не было видно... Видя, что замок совершенно опустевший, я подумала, что мы были единственными клиентами сегодня. Поэтому последнее замечание заинтриговало меня и я призналась в этом нашей опьяняющей хозяйке.
     - Вы заблуждаетесь, мадам! Сейчас все готовятся к обеду, который состоится несколько позднее. Это обычай нашего дома...
     - Как! - Воскликнул Роберт, - к обеду надо одевать вечерний костюм, как в Англии?..
     - Это также в обычае "Светлой луны", - сказала, улыбаясь, хозяйка.
     - Черт возьми! Ведь мы оставили наш багаж в машинах и ...
     - Пусть это вас не беспокоит, - сказала Иоланда, - мы не формалисты. Я извинюсь за вас перед нашими гостями.
     - Во всяком случае, - сказала я в свою очередь, - мне хотелось бы прежде всего привести себя в порядок и принять ванну после долгой поездки и ночного марша. А я не имею при себе даже своего несессера...
     - Не беспокойтесь, горничная принесет вам все, в чем вы нуждаетесь, дорогая...
     Коктейль был приготовлен, мы выпили.
     - За ваше здоровье!
     - За ваше также.
     - Чин-чин, - воскликнула я, от души забавляясь таким оборотом событий. Действительно, как такая непредвиденная ситуация приводит в конце концов к приятному приключению.
     - Как вы находите смесь Феликса ? - Спросила нас Иоланда.
     - Превосходно!
     - Восхитительно!
     - Настоящее ее действие вы почувствуете минут через десять, - сказала блондинка, такая же опьяняющая, как и ее напиток.
     - Какое действие? - Любопытная по натуре, спросила я.
     - Вы будете чувствовать себя так прекрасно, как никогда. Я обещаю, что результат будет ошеломляющим для вас, и для вас также, мсье.
     Она странно улыбнулась, и я не осмелилась спросить, что означает это заявление. Мы опорожнили наши бокалы, которые Феликс наполнил вторично. этот коктейль молочного цвета, основу которого составляла смесь различных вин со свежим кремом, имел еще другой привкус.
     Что же касается его действия, то вскоре мы могли убедиться, что мадам Иоланда Де Сент-ив Де Кернес не обманула нас.
     

Глава IV


     Номер, который мне предоставили, оказался очень комфортабельным, но весьма своеобразно устроенным. Действительно, я никогда не видела так странно отделанной комнаты. Стены и потолок были почти полностью покрыты зеркалами. Весь пол был застлан толстым ковром, заглушающим звуки шагов. кресла были затянуты черным бархатом, так же, как и необъятная, потрясающая, величественная кровать...
     Я чувствовала себя очень неловко в этой комнате, от которой веяло чем-то очень тревожным. Она, казалось, была заполнена испарением, эманацией чего-то волнующего и неопределенного. Все это красное и черное ассоциировалось с кровью и колдовским мраком преисподней. И эти зеркала, бесконечно повторяющие мое изображение, ввергали меня в какое-то оцепенение, от которого я была не в силах освободиться.
     -Ничего страшного, - сказала я себе. - Не поддавайся впечатлению, моя маленькая Симона! Это всего лишь на одну ночь!
     Стараясь не обращать внимания на странность обстановки, я быстро разделась, чтобы принять ванну. После того, как я понежилась в ванне и приняла душ, ко мне вновь вернулось прекрасное расположение духа. Я почувствовала себя полной сил. Было ли то действием ванны или знаменитого коктейля, достоинства которого так расхваливала мне Иоланда Де Сент-Ив? Во всяком случае, дивное чувство охватило меня. Приятная теплота распространялась из самой глубины моего тела, а если быть точной (почему бы не признаться в этом), из моего интимного местечка. Вся моя плоть испытывала восхитительный прилив сил. Я вытерлась и, не одеваясь, быстро вышла из ванной комнаты.
     В комнате силуэт моего обнаженного тела, во множестве повторенный многочисленными зеркалами, показался мне на этот раз более привлекательным, чем раньше. Все мое беспокойство, все мои страхи, которые владели мной в этой странной комнате, полностью испарились. Стоя перед зеркалом, я начала расчесываться. Мои пышные волосы каскадом ниспадали на обнаженные плечи и я перекинула их на груди... Легко касаясь сосков, они щекотали их, доставляя мне невыразимо сладострастное наслаждение, похожее на то, что предшествует оргазму... Я не могла не признаться себе, что я очень хороша. Мои ноги совершенных очертаний, также как и бедра, и грудь, были в прекрасной форме женщины моего возраста, и даже более молодые могли бы позавидовать их упругости. Мой выпуклый живот и лобок, обрамленный густой порослью, были превосходны. Моя тонкая талия подчеркивала совершенные линии бедер. Что же касается ягодиц, то они красовались в многочисленных зеркалах и мне не надо было изгибаться, чтобы полюбоваться их округлостью и прекрасными очертаниями.
     Внезапно у меня закружилась голова. Я отложила свой гребень. Все мое существо охватила какая-то теплота. Я стала гладить себя, проводя руками по всем линиям моего тела, ощущая эластичность моей плоти, тонкость и нежность кожи. Я провела руками вниз вдоль боков, потом погладила живот, лобок, играя волосами. Я заканчивала эту прогулку тем, что плотно обхватила свои груди. Они были очень твердые. Соски вздулись, как будто их щекотал любовник, когда я снимала бюстгальтер! Я начала сожалеть о том, что я одна в этой комнате... Одна... Ну почему я не сказала моему прекрасному маклеру, чтобы он пришел ко мне?.. Или, еще лучше, чтобы Иоланда составила мне компанию. Мне стало хорошо и приятно при мысли, не становлюсь ли я внезапно лесбиянкой.
     - Свинья ты, - выговаривала я себе. И поклялась, что после обеда вознагражу себя с Робертом, хозяйкой... Лицо прекрасного мулата возникло предо мной. Если он так хорошо вооружен, как представляет предположить его фигура... Нет, ты сходишь с ума, моя девочка... А почему, собственно? В глубине души я не находила оснований, чтобы хранить верность Жерару... На борту его яхты, наверняка, перебывало множество девушек и он не спрашивал моего разрешения, чтобы переспать с ними.
     Не переставая ласкать себя, я закрыла глаза и представила себе, что Я уже не одна. Сзади меня находился мужчина со своим прекрасным тугим зебом, который в одно и то же время скользил между моими ягодицами и вонзался в меня спереди. Сначала у него было лицо Жерара, потом маклера, затем крестьянина, который покрывал меня на сене... Наконец оно превратилось в черное лицо Феликса - бармена, который поразил мое воображение. Его большие черные губы целовали меня повсюду, опускались на мои груди, под живот, проникали в мою раковину, которую я открыла как можно шире, чтобы он мог засосать мой клитор. "о, дорогой... Соси меня лучше, войди в мен я... И насади на свой прекрасный черный зеб..." обезумев от удовольствия, я бредила в эротической горячке, на которую не считала себя способной. Мои пальцы играли с волосами, раздвигая щель, искали клитор, который я начала неистово теребить.
     "Ах, я схожу с ума, дорогой! Возьми меня, войди до конца, чего же ты ждешь?" я засунула два пальца внутрь... "а-Аах, дорогой, как прекрасен твой зеб..."
     В своем безумном месте я начала царапать нежную ткань моего влагалища своими длинными острыми ногтями. Под действием этой боли я пришла в себя и смогла трезво оценить ситуацию. Чем это я тут занимаюсь?! Уже давным-давно, со времен лицея, я не предавалась онанизму. В этот вечер моя плоть словно сошла с ума! Я попробовала отогнать от себя это эротическое наваждение и стала готовиться к обеду. Сначала я надела чулки, затем пояс с подвязками, отороченный черными кружевами. Он имел то преимущество, что совершенно не был заметен под одеждой и абсолютно не стеснял движений. Иоланда Де Сент-Ив подумала обо всем. На кровати лежал приготовленный для меня пеньюар.
     Прикрепив чулки, туго облегающие мои ноги, я натянула нейлоновые трусики, также отороченые кружевами. Затем, чтобы не видеть себя в таком возбуждающем виде, я накинула пеньюар.
     И тут я увидела книгу... До сих пор она была скрыта темно-голубым пеньюаром. Это был том "ин-карто", богато переплетенный, в каштанового цвета коже. Обрезы страниц были позолочены, как на подарочных книгах моего детства. Из любопытства я раскрыла ее... Заголовок гласил:"задний проход ирены"! Что же касается автора, то я не поверила своим глазам! Я всегда думала, что этот писатель, известный поэт левого направления, был более серьезным автором.
     Листая книгу я напала на серию сенсационных иллюстраций! Я знала о существовании таких книг, но впервые видела ее своими глазами. Откуда она взялась? Конечно, книга появилась здесь не сама по себе. Вполне возможно, что Иоланда положила ее под пеньюар в мое отсутствие. Я улеглась животом на кровать и углубилась в чтение. Сначала я внимательно изучила все иллюстрации. Они были выполнены на высоком профессиональном уровне И необычайно эротичны. Сила их воздействия была неописуема и превосходила даже впечатление от порнографических фотографий, которые уже побывали у меня в руках. Все наиболее интимные детали сексуальных сцен были поданы крупным планом, а выражения лиц участников передавали сладострастие, овладевшее ими. Некоторые позиции требовали акробатического искусства от мужчин, женщин, детей и даже животных, соединившихся в них. Среди других иллюстраций был, например, показан громаднейшего размера зеб, наполовину погруженный во влагалище монашки, задравшей до живота свою рясу. Я принялась изучать текст... Мало-помалу я прониклась чувствами и настроениями персонажей книги. Это была другая форма эротического миража, овладевшего мной. Мне казалось, что герои книги ожили и вовлекают меня в свои распутные и бесстыдно сладострастные игры. Вся моя плоть воспламенилась при воспоминании о сценах, приведенных в эротической книге как на рисунках, так и в тексте.
     Мои груди, набухшие до боли, упирались в черный бархат, покрывающий необъятную кровать. Мои бедра инстинктивно колыхались в ритме любви, в ритме полового акта во всем своем возвышенном бесстыдстве. Я не могла бы сдерживать свое желание...
     Просунув руку под живот и раздвинув пеньюар, я начала ласкать себя, твердо решив довести до конца то, чем я занималась перед зеркалом. Мое влагалище увлажнилось так же, как под долгими ласками моего любовника Жерара, сводящего с ума своим проворным языком мой клитор. Меня больше не могли сдержать ни щепетильность, ни самоуважение. Я превратилась в массу трепещущей плоти, жаждущей удовольствия и плотского, животного наслаждения. Щекоча одной рукой клитор, другой я продолжала перелистывать страницы книги, находя ее все более и более интересной.
     Внезапно три легких удара в балконную дверь заставили меня привскочить от неожиданности.
     - Кто там? - Воскликнула я, смущенная и одновременно раздосадованная тем, что меня отвлекли от моего интимного занятия прежде, чем я довела себя до оргазма.
     - Это я... Роберт, ваш попутчик... Я вам помешал?
     - Нет, нет, - вскричала я живо. Я быстро захлопнула книгу и оправила пеньюар, чтобы встретить маклера в более приличном виде. Я была обрадована. Наконец-то мужчина. Это все же лучше, чем палец во влагалище, пусть даже искусно ласкающий.
     Я пошла открывать своему вечернему посетителю,.. Твердо решив быть сговорчивой и даже поощрить его, если приличное воспитание помешает ему положить руку на мой лобок и взять меня гусарским приступом - меня, которая так изнывала от желания.
     - Как вы прошли ? - Спросила я, удивленная тем, что он появился не со стороны коридора.
     - Через балкон, естественно. Мне пришлось лишь перепрыгнуть через барьерчик.
     Роберт был одет, как и я, в домашний халат, но из настоящей шотландской шерсти в крупную клетку, как плед.
     - Я хочу показать вам кое-что, - сказал он таинственным голосом. Его глаза странно блестели. Я едва сдержала радостный возглас, увидев, что его халат оттопыривается в том месте фигуры, которое не оставляло никаких сомнений в его чувствах. И этот величайший идиот изогнулся, как олень, не осмеливаясь показать мне свой зеб, внушительную твердость которого я уже чувствовала, когда он прижимался к моему заду на сеновале.
     - Что же вы хотите мне показать, дорогой мсье Вандерберг ? - Эту книгу... И он протянул мне томик, который прятал до того за спиной. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, какого рода была эта книга! Только заголовок отличался: это была знаменитая "Галиани" Альфреда Де Мюссе, также иллюстрированная редкостными гравюрами. Безо всяких комментариев я протянула в ответ "Задний проход Ирены".
     - Я могу услужить вам тем же, дорогой!
     Он испустил изумленное восклицание, слишком громкое, чтобы быть правдивым...
     - Как, у вас также ?
     - О, да...
     - Никакого сомнения, - произнес мой элегантный сорокалетний холостяк, что мы попали в забавное местечко. Я слышал о том, что в США в каждом номере отеля можно найти библию, но я впервые вижу, чтобы к услугам клиентов предоставлялась букинистическая порнография! Но это хорошо соответствует обстановке.
     - Обстановке? - Спросила я смущенно.
     - Неужели вы не задавались вопросом: с какой целью здесь такое изобилие зеркал?.. И почему мебель и кровать покрыты черным бархатом?.. Моя комната обставлена так же, как и ваша. Вам не кажется это странным? Вам не приходилось слышать о возбуждающем действии, которое может быть достигнуто такого рода хитростями?
     Я покраснела...
     Смутно вспоминая некоторые лекции и интимные женские разговоры, я немного смутилась, обнаружив, что попала в распутное место или, попросту говоря, в бордель. Я попыталась спасти свою репутацию перед Робертом.
     - Надо сейчас же уйти отсюда! - Вскричала я искренне.
     - О, нет, - живо возразил плут, - куда вы пойдете в такой поздний час? и потом, чем, в сущности, мы здесь рискуем? Ничем, и, может быть у вас появится возможность узнать кое-что интересное. Вы же сами мне говорили, что вы не "синий чулок". Неужели вам не любопытно, Симона? Такой случай может больше не представиться... Но я не хочу вас принуждать или соблазнять этим приключением в пристанище самого тайного эротизма.
     Я продолжала лицемерно протестовать, в то время, как он приближался ко мне с горящими глазами, губами лакомки, а его признак мужественности, до краев наполненный теплой силой, приподнимал его халат. Я даже произнесла про себя:"ну почему же он медлит пустить в ход свой зеб, который должен быть твердым как пика?".
     Внезапно (и наконец-то) он бросился на меня и обвил своими руками. Я сделала вид, что сопротивляюсь, но он прошептал мне хриплым голосом, задыхающимся от сдерживаемого желания:
     - Ах, Симона, к чему отказываться от удовольствия, когда оно само идет в руки?
     Одной рукой он обхватил меня за талию и крепко прижал к себе. Я почувствовала крепость его члена на своем животе. Его рот искал мой. Наконец он впился в него. У него были подвижные, ласковые и искусные губы. Я решила, что достаточно посопротивлялась и ответила на его ласки, отдавшись его поцелуям. Наши языки сладострастно сплетались друг с другом. рукой он скользнул под мой пеньюар и приоткрыл мне плечи. Чтобы перевести дыхание, его влажный и алчный рот прикоснулся к впадине на моем затылке, скользнул между моими грудями, обхватил один сосок, затем другой. Он сосал их, щекотя кончиком своего языка.
     Это было восхитительно, а через ткань я чувствовала волнующее и чрезвычайно возбуждающее прикосновение твердого члена. Это прикосновение необыкновенно усиливало мое желание, и я едва сдерживалась, чтобы не расстегнуть его халат, схватить член и засунуть себе его внутрь. Как девушка на сеновале, я шептала:
     - Целуй меня еще... О, дорогой... Возьми меня...
     Мужчина снова впился в мои губы. В тоже время он просунул свое колено между моими бедрами. Потом рука, ласкавшая мои плечи и груди, атаковала мой халат с другой стороны, приподняв его и обнажив бедра до живота. Эта проворная рука начала ласкать округлости моих ягодиц. Затем эта плутовка прокралась в расщелину между ногами... Один палец коснулся моей маленькой дырочки... Мое тело как будто пронзил электрический разряд. Я хотела устраниться от этой ужасно грязной ласки, на которую считала себя неспособной.
     Рука неотвратимо спускалась по впадине и проскользнула между бедрами, широко раскрытыми коленом Роберта, хотя я не испытывала никакого желания их сдвинуть... Его пальцы прошлись вокруг моего отверстия и лишь потом скользнули в саму щель...
     - Как ты влажна, моя маленькая Симона, - произнес маклер, переходя на ты (в данной ситуации обращаться на "вы" было бы просто смешно). Признайся, что ты хочешь так же, как и я. Ведь ты хочешь, чтобы я пронзил тебя, вогнал в тебя свой большой зеб?.. Ты знаешь, он так прекрасен... Он красив, тверд и готов войти в твою маленькую дырочку. Хочешь, я тебя поласкаю?!
     Произнося эти слова, которые буквально кружили мне голову, обещая бесконечное наслаждение, Роберт ввел свой указательный палец внутрь, засунув его как можно глубже. Он начал двигать им как маленьким членом.
     Все мое существо взорвалось.
     - О, нет, дорогой! Не так! -Вскричала я, обезумев. Одним страстным движением я вырвалась и шагнула назад. Пытаясь снова притянуть меня к себе, он зацепился за нейлоновый пеньюар и сорвал его с меня. Я предстала перед его восхищенным взором во всем блеске своей наготы. На мне оставались лишь чулки и пояс, образующий дугу из черных кружев над треугольником моего пухлого лобка.
     - Ах, как ты прекрасна, Симона! - Воскликнул маклер. Он отступил назад, чтобы иметь возможность рассмотреть меня целиком, прищурив глаза, как любитель, рассматривающий картину. Потворствуя его желанию, в высшей степени возбужденная, я вся изогнулась. Я извивалась, принимая похотливые позы: живот вперед, груди кверху, бедра расставлены и так далее. Меня охватил настоящий приступ желания показать себя. Безумный взгляд мужчины оглядывал мое тело в многочисленных зеркалах, в которых я представала ему в различных ракурсах. Он мог рассматривать меня со всех сторон сразу. Я захотела снять чулки, но он остановил меня:
     - О, нет! Останься так! Это более возбуждающе!
     Я видела, что он еще не насытился любоваться мной, но у меня обмякли ноги и все мое нутро горело в огне желания. Поэтому я растянулась на черном бархате кровати и приняла серию поз, провоцирующих одна более других, подчеркивая их томность и извращенность.
     Желание мужчины достигло пароксизма, но Роберт все еще сдерживался. Он знал, что удовольствие от страсти неизмеримо усиливается, если сдерживать себя до самых границ терпения. Все еще разглядывая, но не касаясь меня, он шептал:
     - О, любовь моя! Как ты привлекательна! Как прекрасны твои ягодицы! А твой великолепный пышный лобок! Ты увидишь, как я буду тебя ласкать, ласкать, ласкать, - повторял он хриплым голосом, с глазами, почти вылезшими из орбит. Пользуясь тем, что он неподвижно застыл в ногах кровати, очарованный прелестями моего тела, которые я выставляла ему напоказ, я передвинулась так, что моя голова оказалась на уровне его бедер. Обеими руками я схватила полы его халата и одним внезапным, но давно задуманным движением распахнула его!
     Напряженный зеб самца триумфально взвился в трех сантиметрах от моего лица. Я не смогла сдержать восхищенного возгласа:
     - Ах, как он прекрасен!
     И это была правда! Его зеб был действительно восхитителен! Большой, очень твердый, с приоткрытой головкой. Никогда я не видела члена таких внушительных размеров и так прекрасно сложенного.
     - О, мой дорогой! Знаешь, ты мне очень нравишься. (в умилении я взвесила на ладони очень полные яйца).
     - Все это для тебя, дорогая. И в этих больших сливах, которые ты так хорошо ласкаешь, еще много останется в запасе. Можешь мне поверить! сказал мой сорокалетний обаятельный повеса.
     Я приподняла руку, чтобы заключить в свой рот этот прекрасный, очень теплый трепещущийся член. Оттянув крайнюю плоть, я полностью приоткрыла блестящую головку фиолетового цвета, готовую, казалось, вот-вот лопнуть, как переспелый плод. Сверкающая капелька выступила на кончике и упала на ковер... Я не смогла отказать себе в удовольствии похолить этот великолепный член. Я начала с нескольких легких поцелуев, касаясь члена лишь кончиками губ. Затем вступил в дело язык, очень осторожно пройдясь вокруг узла. Мужчина застонал, издав серию многообещающих вздохов...
     - Ох, как нежны и проворны твои губы! Как ты хорошо делаешь, душенька! - лепетал он. Тогда моя рука полностью освободила этот восхитительный зеб, чтобы подвергнуть его алчной ласке моего жадного рта.
     Я провела кончиком моего языка вдоль уздечки. Это вызвало у Роберта новые стоны удовольствия. Я приготовилась с удовольствием проглотить всю эту колонну пылающей плоти и не отпускать ее до тех пор, пока не высосу из нее все соки, но мужчина резко отклонился и вырвался. Раздосадованная тем, что лакомая добыча улизнула от меня, я обзывала его про себя слабоумным. Я так хорошо рассчитала позицию, что ему оставалось лишь наклониться, чтобы отдать ответную дань нежности моему влагалищу. Я умирала от желания, чтобы он поцеловал меня там, улегшись валетом... Он не знал, что теряет, этот идиот.
     Я не знала, что у мсье припасена в голове другая идея... Несколько позднее я удостоверилась в том, что это была прекрасная идея, лучше моей и мне пришлось изменить свое суждение..
     Да! У меня оказался достойный партнер. Спасши свой драгоценный инструмент от моей похотливой ненасытности, он обошел вокруг кровати и остановился как раз напротив того места, которое так жаждало ласки. Быстрым движением он скинул халат и предстал передо мной совершенно обнаженным. Он показался мне сверкающим архангелом во всей своей лучистой и мужественной наготе.
     - Наконец-то он войдет в меня, - сказала я себе. Я широко раскинула бедра и изогнулась в пояснице жестом полной готовности к этому. Но он, вопреки моему ожиданию, имел другие намерения. Ухватившись за лодыжки, подтащил меня к себе до самого края кровати. Затем, продев свои руки под мои ягодицы, он просунул пальцы во впадину между ними и начал расширять их насколько мог. Я спросила себя, куда же он хочет войти...
     Внезапно я испытала ужасное потрясение: он ввел два средних пальца в самую глубину моего заднего прохода. Его пальцы начали извиваться там, как чертенята, которых окропили святой водой. Самое интимное место моего тела испытывало не боль, но необычайное возбуждение! Роберт все время отдавал себе отчет в том, что у меня очень чувствительный и сладострастно восприимчивый анус, и теперь пользовался этим. Он крепко вцепился в меня и я не могла больше ускользнуть от него... Мне оставалось только терпеть эту извращенную ласку, которая буквально сводила меня с ума! Продолжая массировать меня изнутри, он несколько приподнял меня, и как чашу поднес к своим губам мою широко открытую раковину. Наконец-то его рот вступил в действие в самом центре моего удовольствия. Эффект, производимый одновременной лаской в анальном отверстии, посасывании влагалища и щекотанием языком моего обезумевшего клитора был неописуем! Кончик его языка то касался клитора, то проникал в самую глубину моей раковины, сводя с ума ее нежные стенки. Мой лакомка буквально пил из меня, так как я увлажнялась с редким изобилием. Все мое существо растворилось в симфонии страстных криков и невообразимых наслаждений. Настоящее неистовство чувств овладело мной. В исступлении я рассматривала мое задыхающееся и ужасно бесстыдное изображение, видимое под всеми ракурсами передо мной на стенах и потолке и выделяющееся на черной кровати для оргий. Я видела себя извивающейся, с рассыпавшимися волосами, в извращенных обьятиях мужчины и этот вид усиливал мою эротическую горячку, доводя ее до параксизма.
     Я была полна любовной горячкой и быстро приближалась к тому, чтобы очутиться на седьмом небе, когда внезапно произошло непредвиденное событие.
     - Хорошо!.. Это хорошо, дорогой... О, дорогой!.. Еще... Еще!.. Я
     Лепетала таким образом, истекая сладострастием и сжимая в конвульсиях голову мужчины, прикованного к моему заду, когда, к моему великому изумлению, я увидела в зеркале, что дверь комнаты приоткрылась. Мужчина и женщина проскользнули в комнату. Это был бармен Феликс, сопровождаемый Иоландой, хозяйкой отеля...
     Какой скандал! Я заранее ужаснулась, хотела высвободиться, но из этого ничего не вышло: Роберт крепко держал меня. Невозможно было также предупредить его о вторжении Феликса и Иоланды... Я слишком запыхалась, чтобы говорить, а он, приникший своим лицом к самой глубине моей женственности, поглощенный своим восхитительным делом, не мог видеть то, что происходило у него за спиной!
     Директрисса "Светлой луны" тщательно закрыла за собой дверь, движением подбородка она указала Феликсу на переплетение пылающих тел, образованное мной и биржевым маклером.
     Я услышала, как прекрасная Иоланда сказала своему бармену низким голосом:
     - Иди туда, Феликс...
     Мулат скинул свою куртку; оставшись в рубашке, он бросился вперед. Что он хочет с нами сделать?! Несомненно этой черной скотине его хозяйкой было поручено оторвать нас друг от друга, прежде чем выкинуть прочь. Крики наслаждения, которые мы издавали должны были всполошить весь замок, что и вызвало вмешательство директрисы.
     А мой партнер, как ни в чем ни бывало, продолжал пожирать мое влагалище и сотрясать мой зад!..
     - Что же происходит? - Спросила я себя, - это совсем не то, чего я ожидала...
     Быстрым жестом мулат расстегнул свою ширинку, опустил брюки, потом плавки... Он выставил напоказ свой поднятый член, более длинный, более толстый и еще более прекрасный, чем у Роберта! Я не поверила своим глазам! но я была настолько заинтригована развитием событий, что восхитилась подобным оборотом дела... Феликс не медлил ни секунды. Он поплевал на ладонь, смочил слюной головку своего члена, схватил моего любовника за пах и, с криком "ха!", как будто он рубил дрова, с огромной силой вонзил свой кол между ягодиц Роберта.
     Я думала, что после такого толчка мой партнер закричит от боли и бросит меня. Но нет! Напротив, после небольшой паузы, вызванной неожиданностью, он освоился со своим положением и приник к моему заду с еще большим пылом. Каждый удар Феликса сотрясал его тело, насажанное на член. Эти сотрясений передавались мне в виде ритмичных колебаний. Это было восхитительно. И особенно хорошо после страха, который я испытала.
     Уже примерно через шесть движений я достигла вершины экстаза. Содрогаясь в судорогах оргазма, я обильно орошала рот Роберта. Головокружительный вихрь захватил меня. Ураган наслаждений небывалой силы, такой неистовый, что я не смогла сдержать настоящий вой, предшествовавший полному опустошению моего существа. За это время Иоланда сбросила одежду и явилась во всей своей сияющей наготе. С неослабевающим вниманием ее голубые глаза, блестящие от возбуждения и желания, следили за фазами триумфального оргазма, который я испытывала.
     Роберт, очевидно, отдавал себе отчет в том, что я кончила, но, тем не менее, не отрывался от меня. Он продолжал сосать меня и ласкать в ритме, который задавал ему, входящий в его зад бармен. В результате я скоро почувствовала, как вновь наполняюсь желанием и готовностью к новому подъему к вершинам сладострастия.
     Иоланда стояла подле кровати. Ее взгляд блуждал из стороны в сторону. казалось, она колебалась, каким из способов присоединиться к нашей группе. Она была прелестна, как выточенная и все ее движения носили отпечаток несравненного сладострастия. Ее лицо, полное желания, казалось, было озарено внутренним пламенем. Скульптурные формы ее тела привлекали меня с неотразимой силой.
     Я чувствовала, что в ее руках, под ласками такого существа я могу стать лесбиянкой и, притом, очень развратной. Иоланда стояла с широко раздвинутыми бедрами и, поскольку я находилась ниже их, я могла любоваться ее розовой раковиной в обрамлении белокурых волос: самое маленькое в мире влагалище. У полных женщин оно обычно действительно более узкое, чем у худых.
     Было ли тому причиной воспоминание о лицее, или же о мимолетной сцене в распутной книге, которую я перелистывала в конце вечера? Я не знаю. Но безумная идея уже пустила корни в моей голове, опустошенной сладострастием; сильнейшее искушение постепенно овладевало мной. Взглядом я дала понять Иоланде природу своих чувств: красноречиво извивая кончиком своего языка, я посмотрела на самую интимную часть ее опьяняющей фигуры. Иоланда широко улыбнулась, сразу очаровав и еще больше взволновав меня.
     - Ты, правда, хочешь?
     - О, да... Ты так прелестна, - ответила я страстным голосом. Не медля
     Больше она взобралась на кровать и уселась прямо на мое ли цо. Затем, наклонившись вперед, она подставила свое маленькое влагалище к моим сладострастным губам. Я тотчас же включилась в игру, стараясь подражать мужчине в искусстве сосания и даже превзойти его. Целый концерт стонов и вздохов салютовал моим первым попыткам; он доказал мне, что я на правильном пути. Удовольствие, которое я доставляла Иоланде, вознаградило меня за все. Капельки влаги, свежие, как утренняя роса весной, утреннее море, напоминающее о сочности свежеочищенных креветок, издавали также восхитительный и очень возбуждающий запах.
     Иоланда согнула ногу и просунула ее мне под затылок. Крепко зацепившись таким образом, она поддерживала мою голову в положении очень удобном для моих лижущих поцелуев. Она улеглась несколько набок, повернув при этом мою шею. Протянув руки вперед, она схватила Роберта за бедра и притянула к себе. Мужчина оказался, таким образом, в неустойчивом равновесии. К счастью, Феликс крепко держал его за пах, глубоко засунув член в задний проход своей жертвы.
     Несмотря на это, чтобы подчиниться Иоланде, Роберт должен был слегка выпрямиться и, таким образом, приподнять и меня также. Наконец, не без труда прекрасная блондинка добилась того, чего она хотела: ее рот добрался до поднятого члена Роберта и с жадностью поглотил его.
     Я тут же почувствовала на себе сильнейший эффект, который ощущал Роберт под извращенным действием прекрасной хозяйки. Если до сих пор деятельность, которую он развивал в самом центре моего наслаждения, подчинялась равномерному ритму совокупления, то теперь она внезапно стала беспорядочной. Настоящее неистовство охватило Роберта, также как и меня, избыток небывалого наслаждения... Я старалась изо всех сил, чтобы отблагодарить искушенную Иоланду языком и губами.
     Внезапно я почувствовала, что Роберт содрогнулся. Его тело заколыхалось от быстрых и резких вздрагиваний. Он несколько подался назад, чтобы вытащить свой член изо рта Иоланды, но женщина воспротивилась этому, схватив моего самца за основание члена, чтобы вернуть в ту же позицию.
     То, что должно было случиться, случилось... Роберт выпустил мощную струю прямо в рот Иоланде. И лакомка с восторгом "проглотила все пбре". она отпустила член только тогда, когда опорожнив все свое семя, он стал мягким и полуопущенным. Оргазм Роберта повлек за собой цепную реакцию, если так можно выразиться. Я почувствовала, что блондинка, в свою очередь, содрогнулась. Потом мулат, после невообразимого рычания, которое издает дикарь во время течки в тропическом лесу, вытащил свой член, висящий и капающий даже после дела из ягодиц моего первого партнера. И я была еще раз опустошена этими внешними конвульсиями оргазма, которые бесконечно усиливали мое наслаждение.
     Все четверо, не разбирая, где руки, а где ноги, обессиленно повалились на необъятную кровать и распростерлись в ожидании, когда восстановятся силы после такого головокружительного сеанса удовольствия. Низ кровати и черный бархат были испачканы выделениями и спермой. Если все клиенты этой забавной гостиницы "Светлая луна" поступают также, то местные прачечные не должны испытывать недостатка в работе...
     

Глава V


     Хозяйка "Светлой луны" первой пришла в себя. Я думала, что она встанет и пойдет совершать свой маленький интимный туалет, показывая нам пример. Но нет! Она припала к своему бармену и широкими движениями языка начала очищать ему член от спермы и всего, что осталось от его сладострастия. С другрой стороны, я была довольно таки успокоена сознанием того, что эта волна сладострастия, ввергшая меня в пучину самого низкого разврата, была вызвана действием смеси, приготовленной Феликсом, не менее дьявольским барменом "Светлой луны". Я не испытывала чувства стыдливости потому, что все это случилось не по моей воле. Это не было моей виной.
     Вот так всегда находятся оправдания когда грешишь против девятой заповеди. "не будь сладострастным!" и так далее. И потом, ужасная возбуждающая микстура, казалось, продолжает оказывать свое опустошающее действие. Она потихоньку продолжала подкапываться под общепринятые моральные устои, побуждая меня примириться с ситуацией и даже извлечь из нее максимум выгоды.
     ... Обещания, содержащиеся в страшных речах Иоланды, пробуждали, благодаря моему любопытству, чувственность, еще более обостренную до крайности, неутомленную и готовую затопить меня снова.
     - Я понимаю твои сомнения, моя сладкая Симона, - вновь начала Иоланда, - но я уверяю тебя, что, помимо минутного удовольствия, опыт который ты почерпнешь в "Светлой луне", в высшей степени обогатит тебя. Двадцать лет назад я была такой же робкой и немного наивной, как и ты...
     - Как?.. Двадцать лет назад? - Задохнувшись от удивления перед этим признанием своего возраста, о котором я даже не предполагала.
     - О, да, дорогая... Двадцать лет уже!
     - Это невозможно.
     Иоланда улыбнулась моему изумлению. Она спросила меня в свою очередь:
     - Сколько лет ты мне дашь?
     - Ну... Примерно столько же, сколько и мне: двадцать четыре, двадцать пять, максимум...
     Чудесная блондинка, очаровательная даже после любовных утех, улыбнулась, с гордостью вытянув свои безукоризненные бедра...
     - Посмотри на меня получше.
     Я вновь окинула взглядом ее совершенное тело, блистающее молодостью, свежестью и грацией, ее лицо, носящее отпечаток высокой чувственности в губах и во взгляде.
     - Мне сорок два года! - Заявила она с гордостью. Я была слишком изумлена, чтобы ответить что-либо. Божественная хозяйка продолжала:
     - Не правда ли, у меня совсем мало морщин, мало следов усталости и одряхления? И я рассчитываю долгое время оставаться в таком же виде, хотя это кажется чудом. Быть молодой телом и старой по опыту, для меня эта мечта стала действительностью. Я открыла секрет вечной физической молодости. Так как ты мне нравишься и поскольку сейчас ты была так мила, хотя я даже не просила тебя об этом, мне хочется, чтобы ты воспользовалась моим секретом. Я сейчас открою его тебе...
     Естественно я не отрывала глаз от губ моей собеседницы. Какая женщина не будет готова к наивысшим жертвам, чтобы сохранить свою красоту и узнать рецепт, который поможет достичь этого!
     - Чтобы оставаться молодой, - доверительно сообщила мне Иоланда, надо всего лишь пить, много пить...
     - Что пить? - Спросила я наивно.
     - Неужели ты не поняла?.. Ты же видела, что я делала буквально несколько минут назад?..
     - Ох! - Воскликнула я, совершенно ошарашенная этим заявлением.
     - Я думала, что ты догадалась, - продолжала Иоланда. - Но, внимание! чтобы эффект был чувствительным надо поглощать очень много этого напитка. Несколько раз в день. Естественно, смотря по тому, насколько сильны мужчины, насколько они возбуждены и так далее. Ласка, которую я сейчас делала твоему другу предоставила мне хорошую дозу мужской спермы. Что касается спермы, которую мне оставил Феликс, я ее даже не считаю: слишком много ее было потеряно в заду у Роберта. То, что я смогла собрать, облизав ему член и яички, было лишь дополнением. Конечно, я понимаю, поначалу кажется несколько омерзительным глотать эту безвкусную тепловатую и липкую жидкость, но вот увидишь, ты быстро привыкнешь, и, в конце концов, пристрастишься к этому. К общему наслаждению прибавится и это лакомство!
     Меня раздирали противоречивые чувства. Я не знала, что и думать, настолько ошеломляющим и неожиданным было все то, что со мной случилось. мне никак не удавалось обдумать ситуацию, в которой я оказалась. Все эти сенсационные для меня новости, эти идеи, эти обуревающие меня чувства, боролись во мне в одно и то же время. Они уничтожали друг друга, оставляя меня без сил, полную нерешительности, колеблющуюся под влиянием противоположных влечений...
     Но в чем я должна была признаться - это в том, что Иоланда подчинила меня себе. Я не способна была дальше сопротивляться темным инстинктам и низменным желаниям, которые эта великолепная пассия возбуждала во мне.
     Ужасное создание ласково обвило своей рукой мою талию, кончиками пальцев она слегка коснулась моих отвердевших сосков. Другая рука бродила во влажных зарослях моего пухлого лобка, играя моими волосами и обвивая их вокруг точеных пальчиков.
     То, что шептала она мне на ухо, звучало странной музыкой, несколько бессвязной, но странным образом очаровывающей меня. Все эти речи преследовали вполне определенный смысл и они одурманивали мое сознание как чудесный яд.
     Иоланда продолжала нашептывать мне:
     - Ах, моя дорогая, если бы ты знала, какая удивительная жизнь началась у меня после того, как я нашла способ удовлетворять себя когда захочу и досыта. Напиток, который ты отведала, безвреден для здоровья, совсем напротив! Я подарю тебе рецепт, если ты действительно такая славная, как мне кажется. Благодаря моему любовному напитку все мужчины и даже женщины будут у твоих ног...
     - Это будет чудесно, - сказала я Иоланде...
     Я поцеловала Иоланду в шею. Она улыбнулась и начала щекотать мой клитор, продолжая нашептывать свои откровения, настолько же распутные, насколько многообещающие. - Вот увидишь, как раскроются все твои любовные возможности, о которых ты даже не подозревала. Из твоих партнеров ты сможешь вытянуть максимум наилучшего, на что они способны! Они отдадут тебе все свои соки, всю свою мужскую силу, все запасы своего сексуального сладострастия. Ты сможешь осуществить свои самые низменные, самые дерзкие грезы... И, кроме того, если ты последуешь моим советам, ты станешь соблазнительной в течение многих лет!
     - Мне непонятно, - сказала я, - действительно ли для того, чтобы сохранить свою молодость, надо поглощать такое количество... Ну, словом, жидкости, о которой ты говорила. Если да, то откуда ты находишь столько "поставщиков"?
     Иоланда отрывисто рассмеялась:
     - О, я выкручиваюсь! - Ответила она уклончиво. - Впрочем, и в домашних условиях мужчина средней крепости может обеспечивать эти четыре-пять порций в день. Достаточно иметь под рукой, осмелюсь сказать, двух или трех субъектов. Это не так уж трудно, и мои клиенты "Светлой луны" не отказывают себе в удовольствии уступить мне свою сперму. Главное заключается в способе ее сбора для собственного использования. И это предоставляет широкие возможности для других удовольствий.
     - Каких других удовольствий? - Осведомилась я, в высшей степени заинтересованная тем, что мне сообщила владелица замка.
     - Ну, видишь ли, Симона! Ты понимаешь, конечно, что я люблю использовать мужской член не только как соску!
     В течение этой беседы рука, которая блуждала по моим грудям, становилась все более настойчивой. Мало-помалу мои груди сильно набухли. Это призывало к другим ласкам. Искусительница знала, что делает! Что касается другой руки, то она прочно обосновалась внизу и осторожно проникала между бедрами, которые я все еще пугливо сжимала (но не надолго). Еще не убежденная до конца, я не отставала от нее, чтобы узнать побольше.
     - Таким образом, напиток достаточно сильнодействующий? Скажи мне, однако, сколько нужно поглотить этого драгоценного живительного напитка, чтобы возбудиться?
     - О, только несколько капель!
     При виде бессильной позы наших бедных рыцарей я не могла не усомниться в правоте утверждений прекрасной Иоланды. Я заметила ей об этом.
     - Не беспокойся, - сказала она, улыбаясь, - достаточно пощекотать их немного в определенном местечке, чтобы они вновь воспряли. Мне захотелось сейчас же проверить заверения Иоланды. Я протянула правую ногу и кончиками пальцев начала щекотать вялые органы Роберта. К моему величайшему восхищению его член не замедлил отреагировать на эту необычную ласку. Он открыл глаза, оглядел нас и вздохнул, приговаривая:
     - Послушайте, мои прекрасные кошечки, вы хотите еще! Тем лучше, я чувствую, что буду сейчас в форме после этого короткого отдыха.
     Роберт протянул руку к влагалищу прекрасной хозяйки. Иоланду отнюдь не пришлось уговаривать раздвинуть бедра и полностью раскрыться. Она тотчас же застонала от удовольствия под ласками пальцев Роберта, которые искусно возбуждали ее. К восклицаниям блондинки не замедлили присоединиться и мои. Пользуясь тем, что моя нога была вытянута, Иоланда расположилась в самом центре моего нового волнения. Кончиками ногтей она начала щекотать мой клитор. Потом, когда Роберт вошел в дело, его техника произвела на нее такое впечатление, что она тотчас же захотела воспроизвести все это на мне. Действуя указательным пальцем во влажной теснине, которая служит истоком наиболее пылкой страсти, она ввела большой палец в мой зад и пальцы, как вилы, начали пилить меня сразу с двух сторон.
     Эротическая горячка вновь охватила меня. Еще раз я была захлестнута невыразимой бурей сладострастия. Иоланда прекрасно сознавала мое состояние, поскольку сама испытывала ощущения такой же силы.
     - Ты хочешь, чтобы я тебя поцеловала? - Предложила она.
     - Нет, нет! Достаточно закуски! Я не могу больше! Я хочу, чтобы кто-нибудь вошел ко мне... Быстро и очень глубоко! - Отвечала я. - Роберт, дорогой, проткни меня! Скорее, ты же обещал мне!
     Я делала все, что было надо для того, чтобы его член вновь принял свою прекрасную форму, вновь стал очень твердым и живым. Но он, вместо того, чтобы откликнуться на мой призыв, не сводил глаз с прекрасной Иоланды. Вот она, мужская неблагодарность! Хам!
     Впрочем, он оставил мне Феликса, лишь одно обстоятельство сдерживало меня. Я испытывала некоторое опасение, так как размеры члена у мулата превосходили все то, что я могла себе представить до сих пор. Не разорвет ли меня такая оглобля?
     Иоланда, должно быть, догадалась о природе моих чувств и раздумий.
     - Иди туда, если хочешь, - подбодрила она меня, - поверь моему опыту, не так скоро ты найдешь такой прекрасный член. Не бойся, что тебе будет плохо. Этот плут знает, что делает!
     Мне оставалось только убедиться в этом. Протянув другую ногу, я коснулась бармена тем же жестом, который так хорошо помог Роберту.
     Феликс также воспрял. Его плоть вновь отвердела и, тотчас же, превратилась в тот огромного калибра зеб, который я видела ранее. Иоланда в это время оставила меня, чтобы полностью отдаться моему попутчику.
     Так как мои ноги были вытянуты в различных направлениях, я была распластана и мое влагалище сгорало от нетерпения быть заполненным. Я больше не медлила!
     - Иди же, Феликс!.. Я твоя... Посмотри, как я увлажнилась для тебя, для твоего прекрасного инструмента любви! Живее вонзи его в меня! Вскричала я, вся дрожа от страсти. Я подкрепила свой призыв, приподняв поясницу и делая небольшие движения, имитирующие совокупление. Реакция Феликса была немедленной. Он выпрямился и, испустив свой боевой клич, ринулся на меня членом вперед. Я напряглась, отдавая ему все влагалище, охваченное горячкой...
     Увы, мне пришлось разочароваться...
     

Глава VI


     Иоланда быстро оторвалась от моего влагалища. Схватив член мулата в тот момент, когда он готов был пронзить меня, как только что Роберта, прекрасная блондинка вернула его на свое место.
     - Немного терпения, Феликс, - скомандовала она, - ты войдешь к Симоне, когда я скажу тебе, не раньше! Подожди, пока мы займем свои места. . Она схватила свою подушку и подсунула ее мне под поясницу. Мое тело изогнулось, как арка. Вторая подушка поместилась у меня под лопатками таким образом, что моя голова откинулась назад. Третья нашла свое место на краю кровати, в нескольких сантиметрах от моего затылка. Иоланда улеглась животом на кровать, обхватив своими бедрами мое запрокинутое лицо. Маленькая подушечка приподнимала ее влагалище как раз напротив моего рта. Я немедленно принялась за дело, вновь очарованная этим маленьким сокровищем, невыразимо милым, со своим прелестным запахом морской свежести. Она повернула голову и сказала Роберту:
     - Дорогой! Это я приказала Феликсу войти в твой зад. Отомсти же теперь мне. Сделай мне то же самое. Не бойся сделать мне больно, я обожаю это. Роберт не колебался. Он взобрался на необъятную кровать, раздвинул пышные розовые ягодицы хозяйки, придвинул свой рот и ловко плюнул на ее задний проход. Потом он сильно и точно насадил ее на свой член. Его прекрасные, вновь полные яйца, касались моего подбородка.
     Иоланда сдерживалась, чтобы не потерять контроль сразу после того, как была оккупирована Робертом. Она наблюдала за мулатом, который нетерпеливо ворчал в ожидании момента, когда он пронзит меня. Неужели она прикажет ему отказаться от своего предложения? Я буду ужасно расстроена. Но нет, наконец она сказала Феликсу:
     - Ты можешь теперь заняться любовью с Симоной. Но будь осторожен, не разорви ее. Она очень мила, эта крошка...
     После этого она полностью отдалась удовольствию, которое ей доставлял Роберт, массирующий ее через зад. Ее наслаждение выражалось в непрерывном вое, котрый она приглушала, уткнувшись в черный бархат покрывала.
     Положение, в котором я находилась с поясницей, приподнятой подушкой, затруднило проникновение ненормального члена.
     Выполняя рекомендации своей хозяйки, бармен был очень осторожен: сдерживая свой пыл, он сначала вошел в мое влагалище только кончиком своего члена. Он дал небольшой удар и продвинулся несколько дальше, затем последовали три небольших шажка и возвращение ко входу в мое влагалище. Эти манипуляции буквально сводили меня с ума от желания быть пронзенной глубже. Все мои сомнения относительно величия этого члена испарились от одного удара. Я сама пошла навстречу члену. Одним броском моего таза вперед я поглотила гигантский зеб до самой глубины моей теснины. Он вошел в меня так же легко, как палец в кусок масла в жаркий летний день. Никогда я не могла подумать, что член такого калибра может вступать во владения моего интимного местечка, не причиняя никакого вреда моей нежной плоти. Иоланда не солгала мне, сказав, что для меня будут откровением мои неожиданные возможности!
     Как мне описать поток ощущений, которые меня охватили?.. Мое местечко все целиком стало центром вихря бесконечного наслаждения. Волна за волной непреодолимо вели меня на самую вершину плотского счастья. Это было не сравнимо со всем тем, что я знала до сих пор. Как любовник, Феликс был действительно чемпионом! Он мог бы ограничиться чисто животным способом, не изощряя ударов своей биты, что быстро бы привело к оргазму всего моего существа. Но этот прекрасный служитель длительного удовольствия дал мне доказательство своей профессиональной добросовестности.
     - Спокойно, - командовал он мне, - ничего не делай. Лучше отдайся наслаждению...(Феликс твердо держал в своих руках бразды правления).
     Мулат с мартиники снова вывел свой член к самому входу моей влажной раковины, дал три маленьких удара, очень осторожных и легких. Я с трудом сдерживала безумное желание вновь податься навстречу его члену, поглотить его и удержать как можно дольше в самой глубине своего чрева... Внезапно быстрым движением он вбил в меня свой кол и заполнил меня всю целиком. Затем вернулся обратно, вновь сделал три маленьких ритуальных удара перед новым резким вторжением в мои органы. И быстро возвратился, чтобы начать вновь ту же манипуляцию еще и еще. Этот контрастирующий ритм был ужасно возбуждающим.
     Каждый раз, когда Феликс забивал свою сваю, я думала, что приближаюсь к вершинам счастья. Меня захлестывала огромная волна сладострастия, но он тут же возвращался к более слабым колебаниям, чтобы продлить мое ожидание конечного оргазма.
     Каждый раз, когда кончик его члена касался моей матки, меня охватывал вихрь ощущений, который доводил до последней черты мое наслаждение. Каждый раз я думала, что дохожу до самого порога эротической горячки, и я была изумлена тем, что каждый раз обнаруживала себя еще ступенькой выше на лестнице наслаждения, и видя, что эта фантастическая скачка еще продолжается!
     Наконец, Феликс выстрелил из своего ружья... В тот момент, когда сильная струя теплой спермы затопила мое влагалище, меня охватило удовольствие такой необычайной силы, что я не могла больше удерживать себя. Я взвыла... Мое тело изогнулось в спазматических конвульсиях. Как животное, я вцепилась зубами в плоть, которой касался мой рот в момент восхитительного томления.
     Несколькими секундами позже сознание вернулось ко мне. Я заметила тогда, что мой рот полон крови, спермы и спутанных волос. Я выплюнула их. Наслаждаясь, я не слышала, что Иоланда вскрикнула от боли. Ведь я не прекращала лизать ее влагалище в то время, как Феликс занимался со мной. содрогания возвестили, что Роберт заполнил ее зад.
     Еще раз мы все четверо повалились на кровать, как пустые мешки. И черный бархат стал еще более испачканным.
     Смущенная и пристыженная своим инстинктивным жестом, я сказала:
     - Я не знаю, что со мной приключилось, я не могла сдержать себя, чтобы не вцепиться тебе в плоть, которая была у меня перед зубами...
     - Не смущайся, - сказала Иоланда, полная снисходительности, - уже не впервые мне приходится испытывать нечто подобное. Мое влагалище видало виды и похлеще!
     - Это правда, дорогая, ты не сердишься на меня?
     - О, нет, моя маленькая Симона. Я знаю, когда Феликс старается, очень трудно контролировать себя в тот момент, когда он тебя удовлетворяет. К тому же я ничего не имею против тех, кто причиняет мне боль. Твой друг мог это заметить. Успокойся, я не сержусь на тебя, напротив. И это не остановит меня, если я захочу побыть сегодня вечером.
     Она была ненасытна, эта Иоланда! Она спросила меня на ушко:
     - Как ты находишь метод действия моего бармена?
     - Чудовищным!
     - Не правда ли?.. И его естественные преимущества помогают ему быть прекрасным любовником. Ты довольна?
     Мое молчание было красноречивее, чем самые горячие уверения.
     - Это я его всему научила, - прибавила Иоланда. - Когда он появился здесь, про него говорили, что он вышел из девственного леса.
     - Но он же не был девственником?!
     - Конечно, нет! Но он был способен бросаться на всех, как лев на газель. Ты легко можешь представить, чтобы он натворил с таким членом. Я научила его владеть собой, и теперь надо очень долго искать, чтобы найти такого искусного любовника!
     Беседуя с хозяйкой, я лежала на боку. Мулат пристроился сзади и гладил меня. Он склонился к моему затылку и прошептал:
     - Ты мне очень нравишься... У тебя такой красивый зад. А я? Тебе было хорошо со мной?.. Я тебе понравился?.. Ты довольна?..
     - О да, Феликс, это было прекрасно.
     Тогда своим низким басом он прошептал мне на ухо:
     - Не хочешь ли ты теперь, чтобы я вошел в твой зад?
     - О нет, Феликс! Не теперь! Я смертельно устала.
     - Правда, ты не хочешь? Только один маленький удар!
     Его хозяйка вмешалась:
     - Оставь Симону в покое. И потом, я тебе уже говорила, чтобы ты не тыкал клиентам. То, что ты был с ней не дает тебе права допускать фамильярность в разговоре! Ты не должен забывать о своем положении.
     Это замечание почти не произвело впечатления на Феликса. Единственно, что он стал обращаться ко мне в третьем лице, как вышколенный слуга.
     - В таком случае, не хочет ли мадам, чтобы я вошел в ее зад? Мадам не довольна Феликсом? Однако, моя клиентка мало похожа на кусок жвачки. Говоря все это Феликс просунул свой твердый член между моими ягодицами, лукаво ища желанную для него дырочку, чтобы войти туда внезапно, без предупреждения.
     Я была польщена, что благодаря мне мулат так быстро воспрял после работы. Я чувствовала склонность согласиться с тем, что он просил так мило, но цена была слишком дорога. Я хотела, по крайней мере, сохранить в целости свой задний проход.
     - Прикажи ему оставить свои проделки, - сказала я Иоланде. - Я не хочу, чтобы он входил в мой зад с таким чудовищем, как у него, и, к тому же я еще девственница с этой стороны... И ...
     - О, бедняжка, как мне тебя жаль! - Воскликнула Иоланда. - Так ты еще не знаешь этого удовольствия?
     - Я же тебе сказала...
     Внезапно одним быстрым движением, как в дзюдо, Иоланда опрокинула меня на живот и удерживала в таком положении. Я услышала как она сказала своему бармену:
     - Иди сюда, Феликс. Покажи, как это прекрасно. Войди в ее славненькую дырочку. Ох уж эти мне девственницы!
     - Нет, нет! Я не хочу, - вскричала я. - Иоланда, пожалей меня. Если он войдет туда, он меня пропорет! Я боюсь!..
     - Позже ты мне скажешь спасибо, - сказала она.
     Напрасно я извивалась. Мулат оседлал меня и крепко держал за бедра. Он занял очень удобную позицию. Я чувствовала уколы его члена, теплого И клейкого, между своими ягодицами. С каждым движением, которые я предпринимала, чтобы освободиться, он проникал все дальше и дальше. Я была обречена.
     - Мадам очень зажата, - сказал он, - нужен вазелин.
     - Нет, войди туда одним ударом, - приказала ему хозяйка. - Чего ты ждешь? Ты что, обессилел?..
     Я поняла, что не могу больше надеяться на эту блондинку,которая была, должно быть, немножко садисткой, но скрывала от меня это до сих пор. Ситуация пробудила в ней неизвестные мне жестокие инстинкты. Я хотела было позвать на помощь Роберта, но он обессилел настолько, что хрипел, сжав кулаки. Несмотря на мои крики, он, казалось, был не в силах выйти из своего сомнабулистического состояния, чтобы защитить меня.
     Я была в отчаянии, я уже видела себя погибшей. Каждую минуту я ждала ослепляющей боли. Внезапно, в тот самый момент, когда я думала, что неотвратимость свершится, провидение пришло мне на помощь.
     Раздались три коротких, настойчивых удара в дверь. Бармен и его хозяйка вздрогнули. Они разжали свои объятия.
     - Кто там? - Спросила женщина.
     - Это я, Марта, - ответили за дверью. - Я ищу мадам для подготовки к обеду. Гости в нетерпении. Вы же хорошо знаете, что надо спешить, ведь сегодня вечером гала-прием...
     - Хорошо! - Сказала Иоланда. - Я иду. Принеси нам четыре фирменных коктейля, пока мы приведем себя в порядок.
     - Они со мной, мадам, - ответил голос. - Я сомневалась, хорошо ли то, что мадам так долго занимается с новыми клиентами... Они, должно быть, нуждаются в восстановлении своих сил. Поэтому я взяла на себя смелость принести подкрепляющее, не дожидаясь пока мадам меня об этом попросит. можно мне войти?
     - О да, конечно, Марта!
     На мой протестующий жест Иоланда сказала:
     - Она привыкла и умеет хранить секреты.
     Действительно, у той, которую звали Мартой, был вид, как будто она находит вполне естественным зрелище наших обнаженных тел, которое предстало ее взору. Это была приятная молодая девушка, которая приветствовала нас, когда мы прибыли в "Светлую луну".
     - Мадам хорошо развлекалась? - Осведомилась она, подавая поднос, заставленный полными бокалами.
     - Восхитительно, Марта! - Сказала она - распорядительница нашего сексуального квартета. - Ты хорошо придумала принести нам попить, но твой приход помешал интересному эксперименту, и это большое упущение. К сожалению, надо уделить внимание и другим клиентам. Затем она опорожнила свой бокал.
     Что касается меня, я решительно отказалась проглотить эту отвратительную смесь. Я хотела сохранить себя в нормальном состоянии, чтобы не подвергнуться больше опасности подобной той, которой я только что избежала.
     - Ты не права, - твердила мне Иоланда. - Усталость помешает тебе в полной мере оценить веселый вечер, который мы подготовили с прелестными гостями.
     - Я не буду в нем участвовать, - сказала я обиженно. Я буду обедать В своей комнате.
     - О, нет! Впрочем, я просто запрещу тебя обслуживать. Будет слишком глупо, если такая прекрасная женщина, как ты, с твоим темпераментом, будет вести себя как монашка.
     - Я не хочу...
     - Надо, чтобы ты была с нами. Не пей аперитив, если ты не хочешь, но, если ты пренебрежешь этим вечером, ты действительно много упустишь.
     Эта хитрюга еще раз коснулась моего слабого места, которое, впрочем, есть у всех женщин: любопытство...
     В сущности, должно быть, интересно наблюдать за развлечениями этих людей, - думала я. - Если я воздержусь от этого напитка, я сохраню ясность мысли. Это поможет мне избежать быть захваченной безумием разбушевавшихся чувств. Да, в конце концов, я могу увидеть нечто интересное. "учиться никогда не поздно", - говорил мне внутренний голос. Итак, я приняла предложение хозяйки замка.
     - Теперь надо разбудить его, - сказала Иоланда, указывая на биржевого маклера. Роберт все еще храпел. Должно быть, он совсем обессилел. Бедняжка, в его-то возрасте... Горничная тотчас же поняла, что ей надо делать: она легла верхом на спящего и начала сосать его груди, одновременно потираясь своим влагалищем об его вялый член. Я смогла заметить, что Марта не носила трусиков. Ничего, кроме черных чулок, которые делали зрелище ее бедер и ягодиц возбуждающим. Ее лобок, густо поросший рыжеватыми волосами, был поистине восхитителен. Марта просунула свою руку под бедра Роберта, чтобы потрогать его яйца.
     - Я очень люблю эту крошку, - сказала хозяйка. - Она чувственна и преданна. Я отношусь к ней, как к приемной дочери. Она далеко пойдет, я в этом уверена. Она знает лучшие в мире способы.
     Действительно, Марта блистала, занимаясь пробуждением клиента с огромным талантом. Но, несмотря на ее усилия, она не достигала видимых результатов. Член Роберта не отзывался ни на какие манипуляции руками и ртом, которые она проделывала над своим объектом. Роберт продолжал храпеть.
     - Я думаю, мадам, что мсье слишком обессилел, - сказала она обиженно, видя, что ее усилия не увенчались успехом.
     Отстранившись в сторону, Марта показала нам дряблые яйца Роберта, которые она перебирала в руке.
     - Они совершенно пустые, - сказала горничная с презрительной миной.
     - У меня есть идея, как разбудить его, - сказал Феликс.
     - Какая? - Спросила его хозяйка.
     - А если я нанесу ему хороший удар в зад?
     - Ах, нет, не сейчас, - сказала Иоланда. У нас нет времени заниматься этими фантазиями (она внимательно посмотрела на своего бармена). Но ты В ударе сегодня вечером, мой дорогой Феликс... Более, чем обычно. Что ты пил?
     - Ничего, - ответил Феликс, не умевший лгать.
     - Ты от меня что-то скрываешь, - сказала Иоланда. - Ну-ну, рассказывай...
     Мулат признался, что ходил сегодня повидаться с деревенскими кюре и пономарем. Они угостили его, а потом он сосал у них обоих, полностью опорожнив запасы их спермы!
     - Ну теперь все ясно! - Сказала Иоланда, смеясь.
     Я также рассмеялась тому, что Феликс рассказывал с такой простотой и без всякого смущения, что будто он ходил по землянику, об этой проделке. Марта также улыбнулась. Она спросила:
     - Ну, а что мне делать? Пососать мсье еще или что?
     - Укуси его, это будет более действенно, - сказала ей хозяйка.
     - А что мне кусать, член или соски?
     - Соски! Не надо слишком портить его инструмент, он сегодня уже достаточно пострадал! - Сказала Иоланда.
     Горничная вонзила свои маленькие зубы в сосок. Выступили капельки крови. Мужчина вздрогнул и открыл, наконец, глаза. У него был вид боксера, получившего нокаут.
     Прежде чем он полностью пришел в сознание, Марта влила ему между губ напиток со спермой. Роберт сделал огромный глоток, затем схватил стакан, выпил его залпом и пришел в себя. Иоланда хлопнула в ладоши и приказала:
     - А теперь все вместе в ванну. И надо одеться к обеду.
     Она повернулась ко мне и добавила, улыбаясь:
     - Надо же, время от времени, соблюдать приличия, не так ли, моя дорогая?
     

Глава VII


     Пышный обеденный зал встретил нас шумом и блеском. Нас приветствовали двадцать гостей, мужчин и женщин. Мсье были в смокингах, дамы в роскошных вечерних туалетах, декольтированные одна больше другой.
     Из скромности я не буду называть ничьих имен, хотя, к моему большому изумлению, я узнала в этой блестящей компании знаменитостей театра, кино, литературы и даже политиков.
     Последние были уже в почтенн0м возрасте и остальные называли их "дедушками", на что они, впрочем, не обижались.
     Моим соседом с одной стороны оказался певец. С другой стороны от меня сидел сорокалетний банкир, очень представительный, с сединой.
     Я не буду перечислять всех перепитий блестящего обеда, более чем обильных возлияний вина, шампанского, ликеров и так далее. Во всяком случае, к десерту многочисленные гости были уже "хороши". Обе руки Роберта исчезли со стола. Заглянув под скатерть, чтобы узнать, что он там делает, я увидела, что он вовсю тискает своих соседок.
     Подобные игры происходили повсюду, одновременно с рассказыванием сальных историй и разглядыванием порнографических фото, передаваемых из рук в руки. Руки дам затерялись в брюках их соседей. Налитые кровью, со вставшей плотью, они также тискали своих дам.
     - Довольно! Довольно! - Внезапно вскричал месье недалеко от меня. остановитесь или я кончу... Ах, так и есть! Ты меня довела, - сказал он своей виз-а-ви. - Ведь всему свое время... Какая досада... И мои брюки испачканы...
     Горничная Марта прибежала с чашкой теплой воды и полотенцем. Она на коленях исчезла под столом.
     Мой певец, которого звали Марио, очень усердно занимался моими грудями. Чтобы не казаться белой вороной в этой компании, я мяла ему член в его брюках под скатертью. Он встал лишь наполовину, но это все-таки было обещанием...
     Мне пришлось констатировать, что несмотря на то, что я не пила больше фирменного коктейля, меня снова охватил сексуальный вихрь, влагалище мое набухло и нейлоновые трусики увлажнились.
     Общее настроение, которое царило после этой пирушки, ожидание новых наслаждений, бесстыдно выставляемое, наконец, сладострастие каждого из гостей, ждущих, казалось, только сигнала, чтобы сбросить с себя все оковы, а также, несомненно, разнузданные действия моего соседа справа, щекотавшего мой сосок и засунувшего палец под эластик моих трусиков, - все это сильно взволновало меня.
     Безо всякого страха я констатировала новый прилив порочных желаний, выражающийся в очень сильном зуде вагины. Я думала, что если не буду пить ликера, то смогу трезво следить за событиями. Несколько позже я поняла, что это не так и что я волей-неволей втягивалась в коллективную оргию. Я никогда не присутствовала и не участвовала в таких "бардаках", с совершенно незнакомыми, случайно объединяющимися по прихоти их желаний мужчинами и женщинами, с анонимными совокуплениями
     Я была захвачена окружающим. Мне вспомнились слова Иоланды, когда она мне объясняла, что некоторая доля коктейля лишь высвободит желание, которое воспитание и христианская мораль загнали в подсознание.
     Эксперимент, который я пережила в зеркальной комнате с компаньоном по встрече, женщиной хорошего происхождения, обретающейся в роли содержательницы борделя и мулата, очевидно не высвободили до конца комплекса, присущего моей натуре. Но в тот момент было не до философствования на сексуальную тему.
     Либо я покидаю эту компанию, либо я остаюсь, примиряясь со всем тем, что может здесь произойти в дальнейшем. Роберт не казался желающим покинуть это собрание, напротив, он установил хорошие отношения с рыженькой соседкой и целовал ее взасос, обращая на меня не больше внимания, чем на свою первую школьную любовницу.
     Я решила остаться. Марио не был мне неприятен. А из-за своего бара, где он занимался своими обязанностями, Феликс строил мне нежные глазки И подавал мне незаметные сигналы о нашем порочном сообществе. Мой сосед слева исчез. Я увидела его, валяющегося на диване в компании совсем молоденького мужчины, который вовсю сосал его член.
     Одним словом, в замке "Светлая луна" собралось общество на все вкусы: извращенцы, педерасты, лесбиянки, а также "мастера на все руки". Мой
     Биржевой маклер скользнул под стол. Его рыжеволосая пассия откинулась на спинку стула. Она прерывисто задышала и закатила свои глаза. любопытная по природе, как я уже признавалась, я подняла скатерть и наклонилась, чтобы посмотреть под стол... Как я и думала, голова Роберта была зажата между бедер девушки. Его лицо приникло к влагалищу, которое он пожирал ртом, лаская языком ее клитор.
     Кудахтанье и истерические смешки, раздававшиеся со всех сторон, выдавали занятия гостей. Атмосфера сгустилась от сигаретного дыма, она была насыщена ароматом дамских духов, однако характерный запах пота и спермы пробивался сквозь все эти запахи и страсти. Я была несколько встревожена, но с чем мне еще не пришлось столкнуться, я не могу сказать, что я не искала этого.
     Слуги и служанки также служили объектом похотливых вожделений как со стороны мужчин, так и женщин. Пользуясь тем, что во время исполнения служебных обязанностей им приходилось время от времени останавливаться, некоторые из обедающих тайком щупали их за теплые местечки. Проворные руки пробирались под юбки или брюки, щупая зады и члены. Обслуживающий персонал не обращал на это никакого внимания. Должно быть, они привыкли к такому обращению и продолжали невозмутимо обслуживать как ни в чем не бывало.
     Владелица замка, Иоланда, восседала во главе, на почетном месте. Она руководила "парадом". Позади нее стоял лакей, одетый в костюм эпохи Людовика ХIV. Его звали Леон. Ширина его плеч и необычайная сила позволяли ему исполнять роль "вышибалы", всегда готового вмешаться, если гости, возбужденные алкоголем или похотью, затеют драку либо из-за ошибки, либо из пьяной ревности.
     Со всех сторон раздавались грубые шутки. Непристойности сыпались со всех сторон. В качестве примера приведу одну из них, особенно мне запомнившуюся.
     Очень представительный господин с моноклем объявил с важным видом:
     - Мадам и мсье! Минуточку внимания! Я хочу предложить вам небольшую загадку: когда тридцать три мужчины совокупляют друг друга в зад, кто из них занимает лучшее место?
     - Первый, - живо ответил молодой человек.
     - Почему?
     - Потому, что он испытывает давление тридцати двух остальных...
     - Нет, мсье, это не так.
     - Последний, - сказала, кудахтая, какая-то перезрелая дама, - потому, что он совокупляет всех остальных, а его никто...
     - Мне очень жаль, мадам, но вы ничего не понимаете. Вы получаете за ответ ноль.
     - Тогда семнадцатый, - рискнул кто-то другой. - Это наилучшее место, потому что в этом случае давление одинаково с обеих сторон.
     - Тоже ноль, месье. У вас нет воображения. Ну, хорошо. Я вам скажу ответ: лучшее место у второго!
     И поскольку аудитория, не поняв, замерла, разинув рты (не вынимая, однако рук из-под юбок и штанов), человек с моноклем объяснил с ученым видом:
     - И вот почему: второй ебет, его самого ебут, и у него еще остаются свободными руки, чтобы дрочить член у первого!
     Весь стол повалился со смеху. Я думаю, что только мне и Иоланде эта шутка не пришлась по вкусу.
     Марио, певец с "медовым голосом", использовал свой "вокальный орган", чтобы спеть сальную песню, в то время, как мне он предоставил другой свой орган, который я мяла под скатертью, подражая остальным.
     После аплодисментов хозяйка встала и попросила тишины. Ей пришлось несколько раз кашлянуть в кулак, прежде чем ее стали слушать.
     - Друзья! Дорогие друзья! Я предлагаю теперь вам пройти в большой салон, где к вашим услугам будет шампанское, виски и сколько угодно фирменного коктейля, как это принято в "Светлой луне".
     Все стали, не без сожаления, приводя себя в порядок и направляясь в салон, где должно было "кое-что произойти"...
     

Глава VIII


     Все сборище в большом беспорядке направилось в большой салон. Лишь один старый господин не последовал за всеми. Он оставался на своем месте за столом и топал ногами, как рассерженный мальчишка.
     Марта, помогавшая Иоланде в организации развлечений, спросила у него:
     - Эй, дедушка! Почему вы не идете? Мне кажется, вы очень рассержены. Старик бормотал, красный от гнева: - мой маленький десерт! Забыли мой маленький десерт! Я хочу мой маленький десерт!
     Мне показался жалким и смешным этот старик, требующий конфет, в то время как другие думали о менее невинных удовольствиях. Я потихоньку спросила об этом у Иоланды.
     - Это очень хороший клиент, - сказала она мне. - Он академик и несколько впал в детство, как ты могла заметить. У него, как бы это лучше сказать... Довольно необычные вкусы.
     Иоллнда не сказала мне больше ничего, я не могла понять, что она подразумевает под "необычными вкусами". Я начала кое-что понимать, когда Иоланда сказала двум служанкам, очень живым и необычно легко одетым:
     - Вы забыли о старике. Надо его удовлетворить. Вы готовы?
     - Я не горю желанием, - ответила одна из них, маленькая развязная блондинка.
     - Я не более, - сказала другая в свою очередь.
     - Хорошо, мои малышки, придется вас заставить. Я же вам рекомендовала принять пилюли, когда старик звонил мне, что придет на наш вечер. О чем же вы думали?
     - Но то, что он хочет, очень трудно. Последний раз, когда он приезжал, он рассердился и не дал нам "на чай", хотя мы прямо разрывались ради него, - сказала блондинка.
     - Я знаю, что это старая свинья, - сказала им хозяйка, - но придется пересилить себя, черт возьми! Во всяком случае, надо им сейчас же заняться, иначе с ним может случиться припадок. Я не желаю подобных сцен в этом доме.
     Этот диалог меня заинтриговал. В то время, как припадочный удалился, поддерживаемый двумя служанками, я вновь попросила Иоланду пояснить мне происходящее.
     - Пойдем со мной, - сказала она мне. - Я покажу тебе, чем они будут заниматься. Подожди немного, пока они начнут, и ты увидишь нечто такое, что тебе надолго запомнится!
     Я подошла к моему певцу, чтобы извиниться перед ним; любопытство в который раз оказалось сильнее меня.
     - Разрешите мне покинуть вас на некоторое время, - сказала я ему, - Я сейчас же присоединюсь к вам в салоне. Вы будете ждать меня?
     - Как вы можете сомневаться, дорогая! Вы наверняка смогли заметить мое влечение к вашим ласкам.
     - О, да, мой дорогой Марио! (я потрепала его вздувшиеся брюки кончиками пальцев). Действительно, он был напряжен до предела. - Но я не уверена, что лишь одна могу привести вас в подобное состояние. Здесь есть много прелестных женщин, готовых вам помочь в этом.
     - Конечно! Но такое удовольствие, как с вами я ощутил впервые. Вы доставили мне такое удовольствие! И я не хочу растрачивать свои силы на других женщин...
     Я звонко рассмеялась и ответила:
     - Это смешно! И ваша настойчивость меня забавляет...
     - Почему ?
     - Потому, что мне говорили, что вы педераст!
     - Клевета! Я позволяю людям так думать потому, что в среде артистов считается хорошим тоном распускать подобные слухи о себе. Но больше всего на свете я люблю женщин, а если я иногда пересплю с хорошим мальчиком, то только для того, чтобы поддержать свою репутацию.
     Иоланда подошла и прервала нашу шутливую перепалку.
     - Пойдем туда, Симона. Они должны уже быть на месте...
     Она привела меня на первый этаж и ввела в комнату, которая оказалась точно такой же, как и моя. Я начала думать, что все комнаты этого замка, превращенного в бардель обедневшей дворянкой, должно быть, устроены на один манер: зеркала на стенах, потолке, диваны и толстые ковры.
     Иоланда потушила свет, нажала на какую-то кнопку и, к моему большому изумлению, зеркало, перед которым я находилась, сделалось прозрачным! очевидно, это было какое-то необычное зеркало, без амальгамы. Я посмотрела...
     Старый академик был в соседней комнате. Обе девушки были почти нагишом. На них были только черные чулки, подтянутые до бедер и очень маленькие бюстгальтеры, практически оставляющие их груди снаружи, лишь поддерживающие их на весу. Они были обуты в туфли на необычайно высоких "шпильках". Живот и зад, "естественно", обнажены. Я инстинктивно отпрянула назад и отвернулась очень смущенная.
     - За исключением самих девушек, это не очень красивый спектакль. Но на вкус и цвет товарищей нет. Только таким образом старик еще может возбудиться.
     - Почему ты показала мне этот ужас? - Спросила я возмущенно.
     - Чтобы ты со всем познакомилась. Впрочем, ведь это ты сама захотела сюда придти, маленькая любопытница.
     - Ты можешь избавить меня от этой картины.
     - Ты не права. Я думала, что ты готова узнать все... Посмотри, дорогая, наконец-то его потрепанный член распрямился.
     - Нет, нет! Пойдем отсюда, с меня довольно!
     То, что я увидела, невозможно описать словами, и я не знаю, как подобрать более или менее приличные выражения. Ну так вот! Одна из девушек с помощью рук и рта пыталась оживить бессильный член старика. Она стояла на коленях между тощими бедрами клиента, который лежал на спине.
     

Глава IX
     В большом салоне замка веселье было в самом разгаре. Этот огромный, уставленный многочисленными, как в комнатах, зеркалами, зал был сильно натоплен. Паркет был затянут плюшем такой толщины, что он мог бы служить матрацем. Лампы были притушены, но не оставляли в тени ни одного из многочисленных уголков. Общество продолжало свою оргию. Начали появляться полностью обнаженные фигуры. Присутствующие обьединялись в группы по двое.., по трое и больше...
     Я поискала маклера, который привел меня в этот бардель. Я увидела его в одном из углов. Он был голый и буквально пожирал зад своей рыженькой, в то время как молодой мужчина добросовестно сосал ему член... Неужели Я осталась одна!.. Куда пропал мой прелестный певец?
     Я, наконец, увидела его, окруженного толпой девушек, рвавших его на части. Они уже спустили ему брюки и трусы. Одна из них овладела его членом и начала сосать его, как вампир. Другая улеглась под ним, чтобы иметь возможность облизывать его яйца и просунуть свой палец ему в зад.
     Марио заметил меня и подал мне знак, чтобы я присоединилась к ним. Я не знаю, что меня заставило послушаться его. Может быть, некоторая ревность, в которой я не хотела себе сознаться. Я была так же красива, как и эти девушки и не менее их способна доставить удовольствие этому популярному певцу.
     Я подошла к группе. Марио сказал мне:
     - Иди сюда, дорогая. Я не забыл о тебе. Тут есть еще местечко для тебя...
     - Прогони девушек, которые к тебе пристают, я лягу с тобой рядом.
     - Брось стесняться. Ты же не хочешь проходить весь вечер одетая. Говоря
     Это, он пригнул меня к себе и впился в мой рот. Я задрожала от удовольствия.
     - Подожди, дорогой...
     Я быстро сбросила с себя кофточку, юбку и белую комбинацию. На мне остались лишь черный бюстгальтер, трусики того же цвета и чулки. Я стала на колени подле Марио. Он оттолкнул других девушек и начал шептать мне слова восхищения. Я была растрогана и преисполнена гордости. Он расстегнул крючки моего бюстгальтера, пригнул меня к себе и обхватил губами сосок моей левой груди. Затем он взялся за другую грудь, слегка покусывая и всасывая сосок, не переставая щекотать его кончиком языка. Внезапно я почувствовала, что моя свободная грудь подверглась такому же воздействию. Это был банкир, мой второй сосед по столу, который незаметно подошел и присоединился к нашей группе. Чьи-то руки скользнули мне в трусики, лаская поясницу и ягодицы. И тотчас же совершенно незнакомый палец скользнул в мое влагалище. Я сейчас же почувствовала, что вновь увлажняюсь... Я задыхалась, я теряла голову под натиском всех этих рук, оккупировавших мое тело: груди, уши, сгибы под коленями, глубокую ложбинку между моими ягодицами, влагалище и даже задний проход. Моя рука металась в поисках члена Марио, но натыкалась только на женскую шевелюру этой развратницы, которая сосала его. За неимением моего певца, я набросилась на банкира, но и здесь какая-то девушка завладела его членом и с увлечением обсасывала его.
     Я была объята безумным желанием быть пронзенной каким-нибудь самцом, но все они были заняты девушками, которые не хотели уступать своей добычи. Впрочем, Марио, так же как и банкир, не делали ничего, чтобы освободить свои напряженные члены.
     - Хочешь, я поцелую тебя там? - Спросил меня Марио.
     - Нет, я хочу, чтобы там оказался твой зеб...
     - Я сожалею, но он в руках, вернее во рту...
     - Хам!
     Разьяренная, я рванулась и освободилась от двух мужчин и женщин, которые составляли нашу группу. Я поднялась, красная от гнева, но мое желание нормальной любви не исчезло. Это выражалось в сильном внутреннем зуде, который раздражал внутреннюю оболочку моей вагины. Я сделала круг по залу, надеясь найти самца, который будет свободен, чтобы совокупиться со мной. Все были заняты: кто сосал, кто совокуплялся, кто пронзал зад своего партнера.
     Я пошла в бар! Феликса там больше не было... Без сомнения, он выполнял "экстра" обслуживание в одной из комнат. Из различных групп меня звали, чтобы я приняла участие в их забавах, но я хорошо видела, что, приняв эти приглашения, я буду лишена главного: прекрасного члена в моем чреве. В ближайшее время мне нечего было ждать от этого дебоша. Стоять В очереди и ждать, когда какой-нибудь член войдет в мое влагалище - это слишком!
     В салон вошла Иоланда. Она заметила меня и тотчас же подошла.
     - Бедняжка, тебя покинули? Меня тоже. Хочешь, мы будем вместе? Пойдем, я покажу тебе кое-что.
     - Если как недавно в комнате с отвратительным стариком, то спасибо! воскликнула я живо. - Слишком мило для меня. - Я прибавила с досадой, надо же сказать, что я покинула своего артиста для услуги тебе... Ах, как мне жалко его! Эти минетчицы сейчас раздирают его на части...
     - В таком случае, ты ничего не теряешь, - сказала мне Иоланда, пойдем со мной, мы вернемся как раз к пантомиме...
     - Какой пантомиме?
     - О, это маленький балетный номер, подготовленный персоналом дома. Ты ведь знаешь, что так часто делают в ночных кабаре парижа. Метрдотель в цилиндре, каждый знает свою роль на сцене... Это снижает расходы! Но я больше ничего не говорю, чтобы это было для тебя сюрпризом!
     - В таком случае, куда ты хочешь меня увести?
     - Посмотреть мою коллекцию...
     - Коллекцию чего? И в каком роде? - Настаивала я недоверчиво.
     - О, совершенно необычного рода. И я даже смею сказать, что она единственная в мире.
     Заинтригованная, я еще раз последовала за Иоландой. Она привела меня в маленький кабинет рядом с салоном. В витрине располагались искусственные члены всех размеров и форм. Иоланда подвела меня к одному из них.
     - Ты видишь, он очень похож на натуральный и легко может заменить мужской член, когда под рукой нет любовника, чтобы удовлетворить себя.
     - Я предпочитаю настоящий, - сказала я, полная презрения к этим подделкам.
     Иоланда показала мне другой.
     - Вот это более древний: он сделан из каучука, обтянут кожей и снабжен резервуаром.
     - Эка невидаль! - Пожала я плечами. - В этом нет ничего необычного.
     - Подожди, дорогая... Посмотри на этот. Он более совершенен. Его сделали в начале века, кажется, для прекрасной Отеро. Он автоматический, достаточно отпустить эту пружину, как он начнет вибрировать и доставлять тому удовольствие, кто введет его к себе в вагину. Восхитительные ощущения.
     Эта коллекция начала меня заинтересовывать. Иоланда это хорошо видела и продолжала свою демонстрацию.
     - Правда, он имеет некотрорый недостаток: если пружина раскручивается до конца прежде, чем пользующийся получит удовольствие, ее надо заводить снова. И это снижает эффект...
     - А другие, на верхней полке?
     - Это то, что составляет гордость моей коллекции: древности, настоящие произведения искусства. Теперь таких не делают. Это настоящие редкости. Вот этот, например, вырезан из слоновой кости и принадлежал принцессе палатине. Другой, ненормальных размеров, с подвижным кольцом, из россии, эпохи екатерины второй. Он подлинный и, наверняка, был знаком с императорским влагалищем.
     - Действительно, это очень интересно, - сказала я Иоланде. - А этот?
     - Он снабжен острием и, кажется, принадлежал к коллекции Маркиза Де Сада!
     - Черт возьми! - Воскликнула я. - Мне не хотелось бы воспользоваться таким варварским инструментом. Он должен причинять ужасную боль. Я содрагаюсь только при мысли об этом.
     - Теперь я хочу показать нечто лучшее, - произнесла Иоланда. - Он совсем новый, разработан и сделан в соединенных штатах. Как размеры, так и вид его совершенно натуральны. Такое ощущение, что держишь в руках настоящий член.
     Иоланда объяснила мне его действие:
     - Сюда заливается теплая жидкость, которая в любой момент может быть впрыснута в вагину простым нажатием бедер. Видишь эту ниточку? Она соединена с выключателем. Миниатюрный моторчик вмонтирован прямо в тело аппарата! Это удивительная конструкция: мотор не только сообщает быстрые пульсации телу прибора, но и соединен с системой, которая изменяет диаметр от трех до десяти сантиметров!
     - Действительно, он для всех женщин. От самых узких, до самых широких вагин, если я правильно понимаю, - ответила я.
     - Да, сначала вводишь его себе такого размера, какой считаешь подходящим, а потом, мало-помалу, увеличиваешь толщину в своем влагалище. чувствовать, как он увеличивается внутри тебя - это восхитительное ощущение.
     Я прекрасно видела, куда гнет владелица "Светлой луны". Ей не пришлось долго уговаривать меня опробовать этот экспонат.
     - Я очень хочу, - сказала я, - но прежде ляжем валетом.
     Несколькими мгновениями позже мы лежали головами к нашим интимным местечкам - одно лучше другого.
     После того, как я возбудилась, облизывая влагалище Иоланды и испытывая одновременно сладость ее языка на своем клиторе, я перевернулась на живот и предоставила мои ягодицы моей партнерше. Я сказала ей дрожащим от волнения голосом:
     - Теперь продемонстрируй мне свой трюк и включи выключатель.
     - Как, ты хочешь, чтобы я ввела тебе в твою маленькую дырочку, дорогая?..
     - Да...
     - Действительно, в зад?
     - Я тебя и прошу. Ты же говорила, что он может изменять свою толщину. В таком случае, начни с наименьшего размера. Таким образом, я потеряю свою девственность потихоньку, а потом...
     - Я поняла, дорогая... Ты хочешь, чтобы я пронзила тебя, как мужчина. А я, тем временем, буду целовать твою раковину, не так ли?
     -Ты угадала...
     Моя идея пришлась по вкусу этой женщине, которую уже ничем нельзя было удивить в практике плотской любви.
     Она нанесла на электрический член большой кусок вазелина и с легкостью ввела мне его в глубину моего заднего прохода. Потом включила выключатель, скользнула под меня и снова начала целовать мое влагалище.
     Механизм начал вращаться очень тихо. Интимное местечко Иоланды находилось в стороне, и я не испытывала никакого ощущения, кроме того, какое бывает от довольно толстой клизмы. И это все. Я была несколько разочарована.
     - Увеличь толщину, дорогая...
     - Хорошо, но ты мне скажи, чтобы я остановилась, если ты не сможешь больше терпеть.
     Внезапно я испустила крик боли. Это дьявольская Иоланда повернула регулятор слишком быстро. Искусственный член чрезвычайно увеличился. Он вибрировал и метался во мне, как будто меня пронзал чудовищный член такой же величины, как у Феликса. Я взвыла, тщетно отбиваясь от дьявольской машины. К счастью, боль вскоре утихла, я не ощущала ничего, кроме распирающего давления, затем, к моему большому удивлению, я почувствовала удовольствие. Иоланда, не переставая сосала мне клитор и стенки влагалища. Внезапно неизъяснимое наслаждение, какого я никогда не испытывала, овладело мной. Это был великолепный, необъяснимый оргазм. Я облегчилась прямо в рот Иоланде, которая с удовольствием поглотила всю мою влагу.
     Действительно, в "Светлой луне" меня поджидал сюрприз за сюрпризом.
     
Глава Х


     Когда я пришла в себя, я сказала Иоланде:
     - А теперь ты, дорогая... Это восхитительно. Давай поменяемся.
     - О, ты прекрасна, Симона, поиграй со мной также.
     Мы только расположились, чтобы привести эту программу в исполнение, как каскад смеха заставил нас обернуться. Мы больше не были одни. Марио, банкир и Роберт вошли в музей членов. Их сопровождала рыженькая, которой Роберт массировал зад, когда я в первый раз вошла в салон.
     Мужчины расхохотались:
     - Посмотрите, как мило они здесь устроились вдвоем! Они покинули нас, эти маленькие свиньи! - Сказал банкир.
     - Это вероломная конкуренция, - сказал Роберт. - Каково нам, мужчинам, видеть, что нас покинули ради бездушного механизма.
     Марио приблизился ко мне и просунул свою руку в ложбину между моими ягодицами, нажав маленьким пальцем на дырочку заднего прохода.
     - Почему ты предпочла этого робота моему члену? - Сказал он мне укоризненно. - Он тебе нравится? Однако, посмотри, как он стоит, какой он твердый и я с удовольствием заполню твои ягодицы, как спереди, так и сзади!
     Я предпочла ничего не отвечать этому предателю. Не он ли предпочел позволить рыженькой сосать, сосать себя вместо того, чтобы овладеть мной когда я была полна безумного желания! Но сейчас не до споров, поскольку все это пустяки, в конце концов. Тем более, что Марио показывал мне свой твердый член, помахивая им перед моими глазами, приговаривая: - иди сюда, Симона, не будь злопамятной. Я хочу насадить тебя на этот прут, на этот наилучший пыж. Ты как хочешь? Спереди или сзади?
     - Хорошо, сзади, если ты хочешь!
     Банкир (который, несомненно, имел свои интересы, если не права на этот дом) делал то же самое с Иоландой. Он совокуплялся с ней долго, глубоко пронзая ее стремительными ударами. Что касается Роберта, то он растянулся перед моими глазами поперек софы, на которой Марио собирался меня натянуть. Мой прежний компаньон, несомненно, хотел вернуться в мои обьятия.
     - Дорогая, - сказал он мне, - пососи меня, пожалуйста. После того, как мы расстались в начале вечера перед обедом, я не нахожу девушки более искусной, чем ты. Я брежу только тобой. Симона, будь так добра, пососи меня...
     - Хорошо, я не злопамятна...
     Я с радостью овладела сверкающим членом Роберта с очень толстой головкой, которая, как я уже знала, обладает привкусом сладкого миндаля. Я старалась, чтобы оправдать его ожидания. В то же время, изогнув поясницу, я подставила свой зад прелестному певцу. Меня ожидал очень приятный сюрприз! Он не ввел мне свой член в задний проход, где я ожидала его взамен искусственного, а, раздвинув мои ягодицы и открыв мое влагалище, он проник туда самым обычным образом. После таких фантастических извращений возвращение к нормальному сношению - ничего не могло доставить мне большего наслаждения.
     Я перестала покусывать член Роберта, растягивающий мне рот, так как боялась потерять контроль от спазм моего тела под действием сильных и резких толчков Марио в мою вагину. Внезапно я почувствовала еще чье-то вмешательство. Это была рыжеволосая девушка, пришедшая вместе с Робертом. Она скользнула под нас. Ей удалось просунуть голову между ягодицами Марио и моими, и ее живой язычок начал лизать одновременно нас обоих. Она так хорошо это делала, что я позабыла всю обиду на нее.
     Дверь открылась снова. Решительно, музей служил местом встречи для всех обиженных. В большом салоне, без сомнения, была слишком большая конкуренция. Вновь вошедшей была довольно толстая женщина не первой молодости. Если судить по ее большим, отвисшим, но еще не очень помятым грудям и толстым ляжкам. Она была полностью голой, но в рыжем парике. Она также просунулась между ягодиц банкира и хозяйки, слизывая влагу каждый раз, когда зеб выходил наружу. Заметив искусственный член, она схватила его и тут же засунула в свое влагалище, включив ток на максимум и извивалась от удовольствия под вибрациями этого инструмента.
     Рыженькая, изогнувшись, приблизила свою раковину ко рту Роберта, который тут же набросился на нее. Мы образовали спутанный клубок из рук, ягодиц и ног.
     Пронзаемая Марио, со ртом, заполненным членом Роберта, влагалищем, облизываемым рыженькой, я достигла новых вершин сладострастного наслаждения. Когда Роберт кончил, сильная и вязкая струя его спермы едва не задушила меня. Но я не отпрянула, напротив, неудовлетворенная теми струями, которые хлынули в глубину моего горла, я прилагала все усилия, чтобы высосать из головки последние капли. Впервые в жизни свежая сперма не внушала мне больше отвращения. Я нашла ее даже вкусной. Ах, как я теперь понимала любовь Иоланды к этой жидкости.
     Хотя член Роберта вновь сделался мягким, я не выпустила его изо рта. Я повторяла свои усилия: посасывания, поцелуи, удары языка по отверстию канала, чтобы попытаться вновь возбудить его. Я почти достигла успеха, когда почувствовала приближение нового оргазма. Зеб Марио, казалось, раздулся, как недавно искусственный член. Мой восхитительный любовник, не удерживаясь более, в свою очередь выхлестнул все свое пюре в мое огненно горящее чрево! Это был новый экстаз перед погружением в океан небесного блаженства... Но неадолго! Иоланда вновь обратилась ко мне с просьюой. Она хотела, чтобы я приняла участие в ее собственной схватке. Вся ее группа была охвачена сладострастием и неистовством. Но я была сломлена усталостью, все мое существо было опустошено, так же как у Роберта и Марио.
     Я не чувствовала в себе сил даже пошевелиться, в то время, как рыженькая слизывала сперму, вытекающую из моего влагалища после того, как Марио вынул оттуда свой член.
     - Нет, дорогая, я больше не в силах, - умоляла я горячую блондинку.
     Толстая женщина с широко раскинутыми розовыми ляжками и волосатым лобком, с воткнутым искусственным членом, хрипела от наслаждения. Банкир не переставая натягивать Иоланду, зарычал. Он захрюкал, как боров, спаривающийся со свиньей:
     - Р-р-ро-о,.. Р-р-а-а, я кончаю...
     Тотчас же Иоланда высвободилась, быстро обернулась и схватила член банкира, чтобы воспользоваться им как детской соской. Я видела, как она проглотила всю струю спермы, не потеряв ни капли.
     В маленьком музее вновь наступили тишина и покой.
     Иоланда встала и сказала нам:
     - Ну, хорошо, друзья! Я думаю, что нам надо подкрепиться. Я приглашаю вас в бар. Несколько фирменных коктейлей, несомненно, придадут нам бодрости.
     Кабинет опустел. Но прежде пришлось вырвать электрический член из рук толстой женщины. Она хотела унести его с собой.
     

Глава ХI


     Чтобы пройти в бар, надо было пересечь большой салон, что я и сделала, шатаясь от усталости и поддерживаемая Иоландой и Марио. Во всех углах сплетались клубком люди, спариваясь как спереди, так и сзади, вонзались в зады, сосали. Все отверстия, как у мужчин, так и у женщин, были битком забиты, со всех сторон раздавались крики и сладострастные стоны. Во всей комнате плавали волны запаха, одновременно тяжелого и животного, образовавшегося из смеси запахов спермы, пота, задов и влагалищ.
     По дороге мы потеряли рыженькую. Увидев мужчину, лежащего на полу, голова которого исчезла под ягодицами женщины, присевшей на корточки, в то время, как его член торчал в воздухе, девушка бросилась ловить случай. Она также присела на корточки, насадила себя на поднятый член господина и начала небольшой сеанс верховой езды, с бешеной силой вращая своим задом, как дебелая толстуха. Эта последняя, лишившись искусственного члена и не насытившись,попыталась засунуть в свое необьятное влагалище бутылку из-под шампанского.
     Вся эта прелестная картина промелькнула перед нами, пока мы шли к бару.
     Феликс уже вернулся и сверкал безукоризненно белым пиджаком. Он продемонстрировал свое удовольствие вновь видеть меня и обслужил в первую очередь.
     Он спросил мягким басом:
     - Я думаю, господа хорошо развлекались? Но это еще не конец...
     - О, небо! - Вскричала я. - В этом замке нас хотят совсем уморить.
     - Да, удовольствием, - сказала Иоланда.
     Движения, которые совершал бармен, встряхивая свой шейкер, вновь вызвали во мне желание. Теперь я уже не отказала бы Феликсу в удовольствии вонзиться в мой зад, как тогда, в зеркальной комнате. (действительно, какая я тогда была девственница, не то, что теперь).
     Фантастический напиток заметно подкрепил нас. Я придвинулась к Феликсу и прошептала ему на ухо:
     - Когда ты сможешь сделать со мной то, что хотел перед обедом?
     - Ах, ах, - улыбаясь во весь рот, полный белоснежных зубов, воскликнул он, - теперь мадам сама просит об этом! Я думал, что мадам боится боль шого зеба Феликса!
     - Теперь уже нет, Феликс, - ответила я, опустив глаза (мне все же ло несколько стыдно делать такое предложение полунегру). - Я подумала.
     - В таком случае, Феликс всегда к услугам прекрасной мадам и ее прелестного зада!
     - Ты мне льстишь, Феликс...
     - Нет, мадам, я не шучу. Стоит мне подумать о нем, как я снова хочу. Он
     Нагнулся к моему уху: - пощупай, ты увидишь, что я не лгу. Я обогнула стойку, Феликс приблизился ко входу и я пощупала его брюки. Действительно, мой мартиниканец был возбужден, как бог!
     Остальные беседовали, не обращая на меня внимания. Воспользовавшись этим, я проскользнула за бар и стала на колени. Таким образом, никто не мог видеть, чем я там занимаюсь. Я лихорадочно расстегнула брюки Феликса, чтобы извлечь его восхитительный член, очень твердый, с большой розовой головкой, которую я тут же сунула себе в рот.
     Не правда ли, пикантная ситуация! В то время, пока я сосала его копье, Феликс продолжал обслуживать клиентов и трясти своим шейкером, чтобы приготовить коктейль. Поэтому никто не мог найти странными другие движения, которые сотрясали его тело, так как он не мог удержаться от движения бедер, как при совокуплении.
     Количество спермы, которую он, наконец, выпустил, раздуло мои щеки и гортань. Я рисковала задохнуться, однако начала с наслаждением глотать, не потеряв ни капли.
     Сперма Феликса была очень вкусная, несколько слаще, чем у Роберта и более густая. Действительно, этот мартиниканец необычайно быстро восстанавливал свои запасы. Я знала, что с начала вечера он облегчался уже не один раз. В таком случае, его яйца были настоящим перегонным заводом по производству этого ликера. Неиссякаемый источник семени!
     Иоланда, наконец, заметила мое исчезновение. Она зашла за стойку и увидела меня, все еще стоящую на коленях и слизывающую последние капли спермы со своих губ...
     Она воскликнула, смеясь:
     - Вот это да, дорогая! Я вижу, ты хорошо и быстро усвоила мои уроки.
     Что касается меня, то я уже жалела, что поддалась искушению удовлет ворить Феликса таким образом. Конечно, я сейчас была переполнена спермой, но зато член Феликса совсем обмяк и он засунул его в брюки. Не было никакой надежды вновь его поднять в ближайшее время, и я, несомненно получила гораздо меньшее удовольствие от минета, чем если бы я дождалась удобного момента, чтобы Феликс вошел в мой зад, как я этого хотела.
     Я не смогла скрыть своего разочарования от Иоланды. Она ответила, поглаживая волосы на моем лобке:
     - Ба! Не расстраивайся, Симона! Он быстро восстановит свои силы и ты встретишься с ним несколько позже. После окончания вечера я пришлю его К тебе в комнату, и ты сможешь делать с ним все, что захочешь.
     Свежая порция спермы, которую я проглотила, уже оказывала свое действие на мои чувства. Я сказала Иоланде:
     - Да, но надо ждать, а я снова безумно хочу... Все мое существо содрогается...
     - Хочешь, я позову Леона?
     - Леона?
     - Да, этот широкоплечий "вышибала" замка, которого ты видела в старинном костюме французского лакея. Он обещал наводить порядок на вечеринке в случае, если возникнет драка из-за ревности между мужчинами или женщинами.
     - Нет, я хочу только Феликса. Его я знаю...
     - Ничего страшного, познакомишься с Леоном. Это настоящий холодильный шкаф. И потом, он волосат, как обезьяна. Поэтому его прозвали "Горилла".
     - Нет, возьми себе своего Леона. Я хочу Феликса, - твердила я, как капризная и упрямая девчонка.
     - Послушай, милочка, не надо требовать невозможного от Феликса. И потом, поскольку мой замок называется "Светлая луна", то надо спросить разрешения.
     У кого? - Спросила я с изумлением.
     - У луны, конечно!
     Шутка не произвела на меня впечатления. В этот момент в баре и в коридорах раздался оглушительный звонок, как после антракта в театре.
     - Что происходит? - Спросила я у Иоланды.
     - Этот звонок собирает гостей, разбредшихся кто куда, на пантомиму, которая сейчас начнется в большом салоне.
     - А-а!..
     - Ты пойдешь туда, я полагаю, - сказала хозяйка "Светлой луны".
     - Конечно! Почему нет?
     - А в остальном наберись терпения. Пойдем с тобой, я найду тебе хорошее место, чтобы ты смогла как следует посмотреть спектакль, какого ты никогда не видела, я тебя уверяю.
     - Хорошо, дорогая, я иду.
     И, как всегда, опьяняющая, одетая только в прозрачный пеньюар, блондинка повела меня в большой салон.
     На мне был только маленький пояс с черной бахромой, с пристегнутыми К нему чулками. Свои трусики и бюстгалтер я, должно быть, потеряла в музее или еще где-нибудь. Какая разница: совсем голая или чуть-чуть приоткрытая. С другой сторонц, я была не одна в таком виде. С некоторого момента вечерние туалеты перестали быть обязательными для гостей "Светлой луны".
     

Глава ХII


     Войдя в большой салон, я не удивилась, увидев импровизированную сцену, сооруженную в мое отсутствие. Ею служила площадка, отделенная от остального помещения красным занавесом, совсем как в парижском кабаре. Казалось, что сейчас выйдет целый батальон прекрасных "гелс".
     Мы пришли вовремя: прозвучали три удара и "ревю" началось. Занавес поднялся. В центре сцены на постаменте стояла обнаженная женщина в позе античной статуи. Чтобы усилить иллюзию, ее тело было выкрашено в белый цвет, за исключением волосатого треугольника, еще более черного от этого, который украшал низ ее прекрасного живота.
     Появился фавн, рогатый, с козлиной бородкой, волосатый, с раздвоенными копытами. Он играл на флейте бога веселья пана и приплясывал, двигая животом как при сношении. Его огромный, поднятый член, то ли настоящий, то ли искусственный, был выкрашен в красный цвет.
     В то время, как этот безобразник совершал свой похотливый танец вокруг статуи, на сцену вышла парочка, одетая в античном стиле: она, как нимфа, он - в пастушескую короткую тунику. Изображая влюбленных, они обнимались на ходу.
     Три маленьких круга, потом остановка, чтобы воспламенить друг друга. нимфа приподняла тунику пастуха и начала ласкать его член на глазах у восхищенной публики. Парень делал то же самое, засунув свою руку во влагалище девушки.
     Статуя также ожила. Она посмотрела на влюбленных и раздвинула ноги, чтобы пощекотать свой бутон. Сатир обнял ее, встал на колени и стал облизывать влагалище.
     На сцене появились другие персонажи, более или менее обнаженные. Они тотчас же включились в неистовую вакханалию, в которой девушки и парни наперебой имитировали сношение, как спереди, так и сзади.
     Я узнала в актерах слуг и служанок, которые обслуживали нас во время обеда. Парни, их было пятеро, были очень возбуждены, выполняя свои имитации. Это меня удивило. Я спросила у Иоланды:
     - Как они могут так бесполезно махать своими дубинами и сдерживаться во время танца. И какого танца. Я не видела такого спектакля даже в балете "опера"... Они приняли что-нибудь?
     - Действительно, немного экстракта испанской мушки, так как они должны удовлетворить клиентов, которым не понравились их партнеры по вечеринке.
     Наконец наступил финал. Актеры поприветствовали всех, помахав своими твердыми членами. Потом они спустились в зал и смешались с апплодировавшей им публикой. Девушки и парни были тотчас же захапаны алчными руками. женщины точно сбесились, захватывая себе молодых самцов.
     Невероятный приступ эротического безумия охватил присутствующих! неистовствующие обнаженные тела катались по полу, сплетались в одну огромную кучу. Видны были только зады и поясницы, вздымающиеся и опускающиеся в ужасающем коллективном сношении.
     Такое же безумство овладело и мной... Я приметила аппетитного блондина, но слишком поздно оказалась около него: мощная толстуха бросилась на ковер и насадила себя на его вздымающийся член. Я была без ума.
     В этот момент я заметила Феликса. Я помчалась к нему. Он схватил ногами мое тело и повернул меня. Я тотчас же почувствовала, что его член ищет мой задний проход, чтобы войти туда.
     - О, да, Феликс, дорогой! Пронзи мой зад как следует! Вгоняй... Вгоняй его, я вся твоя!
     Легко, сказать "вся твоя"! Другие тоже жаждали моего влагалища и мой зад. Роберт и Марио попытались оттащить Феликса, который глубоко вонзился в меня. Если бы не вмешался большой Леон, была бы драка.
     Вмешалась Иоланда:
     - Не спорьте с Симоной, - сказала она мужчинам. - Предоставьте это дело мне, и покажу, каким образом она сможет удовлетворить вас всех сразу.
     Прежде всего она приказала Феликсу вынуть свой член из моего зада. затем, в сопровождении возбужденных самцов, увлекла меня к туго набитой банкетке.
     - Кто жаждет влагалища Симоны? - Спросила она властно.
     - Я!.. Я!.. Я!.. - Хором вскричали претенденты.
     - Прошу, месье, не все сразу. - Чтобы прекратить споры, бросили жребий. Выпало Роберту, которому наконец-то улыбнулось счастье со мной спариться.
     Иоланда велела ему лечь спиной на банкетку, спустив ноги на ковер и выставив в воздух свой член.
     - Теперь, Симона, ложись на него, как мужчина...
     Я не заставила ее повторять. Член Роберта глубоко пронзил мое влагалище. В свою очередь, Феликс глубоко вонзился в мой услужливо подставленный зад.
     Это было колоссально - чувствовать, как два больших члена одновременно вонзаются в мой живот.
     Какой-то незнакомый мужчина подставил мне свой член. Я тут же начала сосать его... Итого трое! У меня оставались свободными руки, но недолго, так как каждая из них тотчас же схватила по члену, которые я тут же начала дрочить. Одновременно с этим я сосала чей-то зеб. Роберт нанизывал меня спереди, Феликс набивал мой зад.
     - Три плюс два - пять! - воскликнула Иоланда. - Браво, Симона, ты чемпион. Удовлетворить пятерых сразу - я думаю, что это абсолютный рекорд!
     Что касается меня, то я никогда не думала, что такое достижение вообще возможно. И, тем не менее, мне было прекрасно от того, что меня взяли приступом пять членов и десять яиц!
     Когда мужчины облегчились, я была с ног до головы забрызгана спермой. за это время я сама кончила несколько раз, но я слишком переоценила свои силы. Глаза мои закатились. Все вокруг меня завертелось в бешеной сорабанде: члены, яйца, зады, влагалища...
      ___________________
     Придя в сознание, я обнаружила себя в своей комнате, лежащей в одиночестве на большой кровати. Был уже день, Иоланда Де Сент-Ив сидела у моего изголовья и, улыбаясь, смотрела на меня.
     - Наконец-то ты очнулась, дорогая, - сказала она, поглаживая меня по волосам, - я уже начала беспокоиться.
     - Как я сюда попала?
     - С тобой случился обморок, - ответила мне хозяйка "Светлой луны". Ты слишком увлеклась.. Нам пришлось перенести тебя сюда.
     - Который час? - Забеспокоилась я.
     - Почти полдень.
     - Ах, черт возьми! А моя поездка? А мой жених, который ждет меня?
     - Это мсье Роберт, с которым ты пришла вчера вечером?
     - Нет, другой. Он ждет меня у моря в Британии!
     - Ах, я очень рада, что ошиблась!
     - Почему, Иоланда?
     - Потому, что Роберт уехал сегодня утром. Но успокойся, он расплатился.
     Хозяйка протянула мне чек на крупную сумму в четыре цифры...
     - Что же ты хочешь, надо же как-то жить разоренной дворянке.
     - Я понимаю. И ты, конечно, права, беря плату с мужчин, которые приходят заниматься любовью в твой замок.
     - Женщины тоже платят, - сказала Иоланда.
     Я сухо спросила:
     - В таком случае, сколько я тебе должна?
     - О, ни сантима, дорогая. Ты не клиентка. Ты стала моим другом... Моим большим другом.
     Говоря это, опьяняющая блондинка сбросила пеньюар, который прикрывал ее великолепное тело. Под ним ничего не оказалось. Иоланда предстала предо мной совершенно нагой, выставила напоказ свои превосходные груди И покрытый нежными светлыми волосами лобок. Я также откинула легкое покрывало. Мы переглянулись и без слов поняли друг друга. Иоланда скользнула в кровать и просунула обнаженное колено между моими бедрами. Я задвигала поясницей, чтобы потереться влагалищем о ее нежную кожу.
     После всех мужчин, которых я удовлетворила сегодня ночью, я имела полное право стать на некоторое время лесбиянкой, не правда ли? Хотя мы ласкали друг друга нежно, очень нежно, кончили мы с необыкновенным удовольствием.
     - Ты все еще одержима идеей выйти замуж, дорогая? - Спросила Иоланда своим теплым и нежным голосом.
     - Нет, нет, любовь моя... Я остаюсь с тобой.
     Изведав однажды эти безумные желания, я знала, что безвозвратно потеряна для нормальной жизни.
     Вот таким образом я соединила свою судьбу с Иоландой Де Сент-Ив. В беде и в радости!
     

1979



Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический или порно рассказ на нашем сайте!



Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Читайте в разделе По принуждению:
... Сначала он не сильно увеличился, так что Глая могла полностью взять его в рот, а головка немного упиралась в горло. Но она совершенно не знала, что делать, поэтому просто посасывала его, облизывала языком.
     Тем временем Власан положил руки на живот висевшей перед ним Рои. Его длинные пальца, словно когти, вцепились в нежную девичью плоть. Кричать ее не давало только колдовство. Приникнув губами к соскам, он нежно втянул его и пощекотал языком, обоими руками прижимая девушку за ягодицы к своей груди. Сухая пизда терлась об его ключицу, потом подбородок. Наконец он легко провел я... [ читать дальше ]

эротические рассказы, рассказы о сексе, эротическая библиотека

Сайт EroPornoText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам.