Эротические и порно рассказы - ЭроПорноТекст.ру
Читайте в разделе Эротика:
... глаза видят прекрасную картину как кожа ножек скрывается под полупрозрачной тёмной тканью чулок, видишь гладко выбритые лепестки моей розы, первые чуть темноватые , другие бледно розовые и поблескивающие от всех этих соков любви, темноватую звёздочку ануса, к которой как лучики сбегаются морщинки и твой дружок, несмотря на усталость, на небольшое нытьё в яичках начинает твердеть и наливаться кровью, я всё это вижу и приближаю свою попку к твоему лицу для поцелуя, да ты всё поцелуй, но после поцелуя шлёпни меня по попке и напомни, что мы хотели сначала выпить вина, я обиженно надую губки выпрямлюсь и поправив ажурную резинк... [ читать дальше ]

Название:

Мой театральный роман II. Экзамен на зрелость


Автор: Кошечка
Категория: Бисексуалы
Добавлено: 18-02-2012
Оценка читателей: 5.46

      Промчался август-месяц незаметно,
     И лето медленно сходило со двора,
     Сентябрь был в пути и с теплотой приветной
     Явилась осень - зрелости пора!
     
     Вот так и пролетела наша любимая пора - лето, подарившее нам счастье познакомиться и быть вместе. Переехав в Москву, я стал часто встречаться с Димой, который все время находился на виду - снимаясь в кино, давая бесконечные интервью, репетируя в театре. Его это нисколько не тяготило. Публичность обычно накладывает на человека ряд предосторожностей, которыми люди безвестные в жизни редко пользуются. Желание общественности узнать что-нибудь из личной жизни любимых актеров и певцов поистине неистребимо. Удовлетворяя интересы публики, журналисты стремятся всеми доступными средствами "залезть в постель" к творческим людям, отыскать там что-нибудь пикантное. Причем чем горячее материал, тем лучше. Хлебом их не корми, дай покопаться, засунуть нос, куда не надо. Отсюда и появилось хлесткое - "журналюги". Хорошо, если у вас традиционная сексуальная ориентация, а что делать актерам, проявляющим сексуальное влечение к лицам своего пола, тем, у кого сформирована гомогендерная ориентация? Ответ очевиден - скрывать свои сексуальные предпочтения.
     Зная обо всем этом, я снял отдельную квартиру, дабы не подвергать любимого разного рода слухам, провоцировать разговоры на тему его личной жизни. Актерская доля не сладка. Театр существовал всегда, но только самые преданные фанаты способны в наше смутное время жить театром, без остатка отдавая себя зрителю и искусству, жертвуя семьей, детьми, свободным временем и личной свободой. Эта профессия полностью зависима, и в этом ее большой минус! Ежедневно актеры мучаются вопросом, где заработать денег, как получить желаемую роль и т.д. Репетируя, они пускаются в размышления, мучаются известным актерским парадоксом, описанный еще Дени Дидро, как играть - душой, идя "от себя", или прибегнуть к актерской "технике". Испытывая огромное перенапряжение, актеры выпивают на банкетах и фуршетах, многое терпят, скрывают истинные чувства, притворяются, лгут. Работая "на площадке", они вынуждены выворачивать душу наизнанку и играть, словно в последний раз. Только так достигается успех и приобретается известность.
     Не секрет, что полжизни артист работает на славу, а полжизни - слава на артиста! Хороший актер - это пустые плечики, на которые набрасывают плащ, кафтан, камзол, халат в зависимости от роли. Просто понравиться режиссеру и уживаться в коллективе единомышленников мало. Приходится ежедневно доказывать родным, друзьям, режиссерам, коллегам по цеху, зрителям, что ты талантлив и тебе по плечу любая роль. А замыкает этот круг актерская удача, которая в любой момент может отвернуться. Только мало кому удается заглянуть в душу к артисту и понять, что скрывается за искрометной улыбкой и непринужденностью. Зрителя не интересует, что актер болен. Все ждут убедительности и страстей, от которых в жизни мы бежим как черт от ладана. Профессиональные успехи и неудачи в этой профессии зависят не только от таланта, а от многих составляющих нелегкого ремесла, которые делят его на две половины "до" и "после" спектакля. Такая вот линия судьбы...
     ***
     Наши свидания с Димой всегда были наполнены трепетным ожиданием радости встречи. Малыш умудрялся вырваться ко мне, даже если был сильно загружен работой. Учитывая плотный график репетиций, мы условились встречаться у меня дома по мере возможности два раза в неделю. Каждый его приход был счастливым мигом в жизни. Дима никогда не повторялся и любил импровизировать, пытаясь внести разнообразие в наши отношения. Он мог в условленный час тихонько открыть входную дверь ключом, подойти незаметно и обнять меня, мог попросить соседку зайти за луком или картошкой, а сам проникал в комнату, прятался, а минут через 15-20 внезапно появлялся. Но больше всего я любил, когда в дверях появлялась бутылка красного вина Carranc, затем руки, потом улыбающееся лицо Димки и, наконец, он сам, весь сияющий и счастливый! Он заходил в квартиру высокий, худой, красивый парень, с каштановыми, вьющимися волосами с пробором и выразительными карими глазами, взглядом с поволокой, способным пленить любую девчонку. У Димы очень покладистый и "пушистый" характер, что вне сомнения добавляет шансов на получение ролей. Я приходил к моему любимому на спектакли и видел отчаянных поклонниц, терпеливо выжидавших окончания спектакля с целью получить автограф. Их единственным желанием было увидеть его, коснуться тонких пальцев, пропорционально сложенного тела. Мечтать о чем-то большем для них было несбыточной мечтой. А я имел возможность почти ежедневно видеть, слышать, любить самого близкого и дорогого мне мальчика. Я знал все его тайны, был в курсе всех переживаний и творческих неудач. Будучи весьма привлекательным и симпатичным парнем, мне также никогда не составляло труда закрутить любовную интрижку с девчонкой. Но, в отличие от Димы не стремился покорять профессиональный актерский Олимп!
     Для меня театр был увлечением, хобби. Меня устраивала работа менеджера по ВЭД, я гордился и радовался ей, не считая нужным что-то менять в своей жизни. Мне кажется, что двоим актерам ужиться сложнее. Поэтому полное взаимопонимание являлось главной составляющей наших отношений, служило ключом к любви. Наша дружба была проверена временем и никогда не давала трещин. Дима, сильно намаявшись в жизни и перенеся много страданий, (отец ушел в другую семью, пьющая мать, ни семьи, ни домашнего тепла) прекрасно знал цену настоящей мужской дружбе и умел ею дорожить. Зная закулисную жизнь, мы стремились к гармонии, правде, "прозрачности" отношений, не допускали ложного театрального пафоса, интриг и лжи. Именно это и служило мерилом и ценилось нами превыше всего. Порой встречи импровизировались по ходу развития вечера. Мы могли сразу поехать в гей-клуб, сауну, баню или пойти на премьеру. Но чаще мы оставались вдвоем, подальше от пытливых взглядов вездесущих журналистов и театральной публики. Дома, в маленькой, но очень уютной квартире, при свечах рождалась та удивительная атмосфера, которую так любят и ценят актеры. Когда между двумя людьми создается удивительное биополе абсолютного доверия, погружения в ауру спокойствия, "выходить" из которой не хочется. Самое ценное в этом биополе то, что незаметно течение времени, оно как будто останавливается.
     Пока я накрывал на стол, Дима принимал душ, потом ужинали, пили вино, смотрели телевизор, обсуждали последние новости. Дима выкладывал мне все, что накопилось за неделю. Потом решали, как решить ту или иную проблему. Мы говорили и в какой то момент замолкали, пристально смотря в глаза друг другу. Простая актерская задача доставляла нам радость... в полной тишине одними глазами мы рассказывали друг другу о наших чувствах. Двум парням, которые любят друг друга, нет необходимости заниматься болтологией. Одного взгляда, вздоха, выражения глаз достаточно, чтобы выразить глубину чувств. Бывали минуты, когда я спиной чувствовал его обжигающий, всепроникающий взгляд, в котором тонул, а моим единственным спасителем был мой друг, мой Димка. Его взгляд спасал от одиночества, согревал, успокаивал, дарил нежность. Когда напряжение достигало предела, мы сближались и обнимались. Потом, закрыв глаза, целовались. Через ткань брюк я чувствовал его член, свернувшийся клубочком, касался его, ощущал, как он начинал расти. Расстегивал Димины брюки, запускал в них пальцы, сжимал член и яички. Писюн пульсировал, выпирал из плавок, пытаясь освободиться. Прокладывая дорожку из поцелуев сверху вниз, я опускался на колени и снимал с Димки одежду.
     Плавки падали на пол, а он стоял передо мной голый с освободившимся из плена членом, который с радостью приветствовал меня и, отвердев, приобретал роскошные формы пятнадцатисантиметрового красавца. По всей длине прямой и стройный, с кустиком кудрявых волос на лобке, аппетитными крупными шишечками, член покачивался возбуждающе у меня перед носом, приглашая отведать его на вкус. Орган любви напоминал античную статую, запечатленную в белом мраморе. В тот момент нас было уже трое... я, Димка и его член. Словно бутон цветка головка раскрывалась, а выделившаяся смазка прозрачной капелькой застывала над дырочкой. Я брал член в рот, облизывал, нежно целовал, сжимал в ладонях. Зажав двумя руками Димины "булочки". Яйца оказывались у меня во рту, перекатывались, словно шарики. Подрачивая член, я полностью завладевал им. Руки привычно нащупывали дырочку-кнопочку в попке, способную творить чудеса - оргазм, производя по шесть, семь залпов из "орудия любви", с обильным излиянием тягучей солоноватой спермы.
     Потом я просил Диму встать и пошире раздвинуть ноги. Ему особенно нравилось, когда я начинал ласкать его тело... рука скользила по животу, по члену, яичкам, гладила попку, поднималась вверх по спине. Теплые руки оглаживали изумительно упругое и худое тело самца и спелую "гроздь" гениталий. Сердце предательски колотилось, выдавая страсть и желание близости. Понимая, что еще немного и я "лопну", я отстранялся от Димы, чтобы перевести дух и успокоиться. Теперь Дима раздевал и попутно целовал меня в губы, в глаза, в член. Одежда падала на пол, я оказывался голым и беззащитным перед моим сладким "мучителем". То, что я чувствовал трудно описать словами, но его язык и руки совершали невообразимые движения, доводя меня до экстаза. Мы ложились на кровать лицом друг к другу и начинали онанировать друг другу. Через минуту я кончал. Через секунду Димка вскрикивал и бурно кончал, заливая мой живот своим божественным соком. Полежав и немного отдохнув, мы принимали душ, намыливали друг друга, целовались и смывали следы любовных утех...
     ***
     Приближался Новый 2000 год! Для актеров это самое "хлебное время" - время заработков! Про него так и говорят... "Волка ноги кормят, а актера "елки". Традиция эта установилась давно, и отменять ее никто не собирается. Диму накануне утвердили на новую хорошую роль, и он целиком был поглощен работой. У меня тоже наметилась новогодняя "запарка" на фирме, конец квартала. Я приходил домой очень поздно и сразу ложился спать. Мы не виделись уже две недели, переговариваясь только по телефону. Но, как бы то ни было, решили вместе встретить этот семейный праздник. Моей семьей был Дима, поэтому других вариантов просто быть не могло.
     Новый год - это не просто праздник. Прежде всего, это приятные ожидания хорошего, знакомая каждому с детства радость! Будучи ребенком, я всегда с нетерпением ждал Нового года и чуда... подарки под елочкой, запах мандаринов, театрализованные представления во Дворце спорта, билеты в цирк под подушкой, Дед Мороз со Снегурочкой, волшебная Фея - атрибуты, ставшие до боли привычными для всех "советских" детей. Карандашом я ежедневно отмечал оставшиеся дни года уходящего, словно желая ускорить приход праздника. Я вырос, многое изменилось, не стало той страны, в которой я родился, но приятное ощущение радости осталось.
     Было решено встречать Новый год у меня, но после того, как мы поздравим нескольких клиентов, вырядившись в Деда Мороза. Приятно видеть горящие от восторга и счастья глаза ребенка, который очень ждет прихода "настоящего" Дедушку Мороза... стихи, песенки, хоровод вокруг елочки, дети верят в чудеса и в новогоднюю сказку. Как правило, в каждом доме гостеприимные хозяева готовы накормить и напоить "уставшего" дедушку. Обидеть хозяев нельзя, просто приходится регулировать дозу спиртного. Отработав несколько адресов, спев под караоке и подарив детям праздник, мы, наконец, уставшие и веселые вернулись домой к праздничному столу, ощущению покоя и тепла.
     Горели свечи, мы выпили и стали наслаждаться тишиной и обществом друг друга. Свобода, нежность и любовь - слова, которые кружат голову и объединяются одним понятием - счастье! Какое счастье видеть радость в глазах любимого человека, быть вместе с ним у новогодней елки, обнимать, целовать его столько, сколько захочется! В тот вечер Дима сказал, что сделает мне приятный сюрприз. Он посмотрел мне в глаза и сказал, что хочет почувствовать меня в себе. Я был удивлен, поскольку никогда ничего подобного от него не слышал. Все ласки и секс обходились без анала. На эту тему разговор никогда не заводили. Но сейчас, я был обескуражен и счастлив одновременно. На меня смотрел малыш, и в его взгляде я прочитал интерес, легкую тревогу перед неизвестным и, конечно же, любовь.
     Мы сблизились, обнялись, поцеловались в губы. Наши руки тут же стали блуждать по телу друг друга. Ногой я почувствовал в Диминых штанах растущее желание члена вырваться на свободу. Через ткань брюк отчетливо проступал Димкин возбужденный "конец", который я тут же начал гладить рукой. Потом раздел друга донага. Его член возбужденно покачивался и отменно стоял, яички подобрались и прижались. "Копье" призывало к любви. Я разделся, и теперь мы оба стояли с возбужденными "перцами". Ничто не могло сдержать нас от переполнявшей похоти и страсти. Я опустился на колени и ввел Димин член себе в рот, пока не почувствовал, как он уперся в гортань. Руки ласкали яички и половинки его попки, сосал его член, помогая языком, пока писюн полностью не разрядился у меня в горле, пролив горячую сперму в желудок. Отдышавшись, Дима стал работать над моим членом.
     Чувствуя, что скоро кончу, я попросил Диму прерваться. Наступал самый пиковый и драматичный момент. Нам предстояло решиться на шаг в познании друг друга и дальнейшее развитие сексуальных отношений. Посмотрев в глаза другу, я увидел в них сильное желание. Взяв с полки крем и презерватив, щедро смазал пальцы и вход в попку Димы, затем раскатал резинку по своему члену. Дальше спросил Диму, какая поза ему больше нравится. Он ответил, что поза на коленях. Поставив его на колени, поцеловал малыша в губы, в шею и сказал, чтобы он не переживал, поскольку я буду очень осторожен. Анус призывно раскрылся, обнажив розовый девственный вход в попку. Яички двумя крупными шариками свисали, а натруженный член был расслаблен. Пристроившись сзади, стал понемногу вводить член в попу к Димуле. Он застонал, сказав, что ему неприятно. Тогда я вынул член. Решили попробовать по другому. Дима виртуозно владел своим телом, его гибкость была потрясающа. Недаром по сценическому движению ему всегда ставили "отлично". Облокотившись плечами на стену, Дима опустил руки вниз, уперся ими в пол. Я поднял его за икры ног, широко развел в стороны, прильнул языком к его манящему паху. Дима помогал мне, напрягая кубики пресса. Передо мной раскрылся великолепный анус, который охотно отвечал мне сжатием на каждое прикосновение, сверху свисал половой член, картину дополняли сладкие яички. Я держал друга за разведенные в стороны ноги, лизал и сосал пенис, яички. Сделав язык трубочкой, вводил его в анус и в уретру полового члена. Дима закрыл глаза и засопел от удовольствия.
     Я понял, что парень готов. Через несколько секунд я попытался вновь ввести член, но мне удалось лишь наполовину, скоро член вошел полностью. Дима охал и стонал, тогда я обнял его за талию и замер, пока он не привык к новому ощущению. Взял в руку Димин опавший член и начал дрочить. Писюн окреп, налился силой, разбух и приготовился к спермометанию. Я начал входить в зад глубже. Удивительно, но за неприятным ощущением последовала приятная нега, которая сладостью разлилась по всему телу. Дима сказал, что ему очень приятно и просил меня не останавливаться. Мы сменили позу. Я положил малыша на спину, развел его ноги в стороны, и опять вошел в него. Теперь мы оказались вдвоем в довольно пикантной ситуации... смотря друг другу в глаза, я трахал в попу своего друга, который старательно мне подмахивал. Все это случилось с нами впервые. Мы понимали, что перешли некую грань дозволенного, о которой раньше не думали. Раз, раз раз, еще, еще, еще, - пыхтел я. Давай, давай, глубже, - стонал Димка.
     Я лежал на Димке, держась на весу, на вытянутых руках. В такой ситуации Дима перешел на автономный режим и дрочил себе сам. Мы оба пыхтели, сопели, время от времени целовались. Новые ощущения были восхитительны, мы находились в одном шаге от приближающегося оргазма. Яйца ныли от сладостного ощущения, член блуждал в глубинах Димкиной попки, массируя простату и приближая нас к финалу. Потом я лег на спину, а Дима сел на меня верхом и мы поскакали. Малыш скакал на мне как лихой наездник, а мой член творил в нем невообразимое. Все чмокало, булькало, слышались охи, ахи, вздохи! Спустя несколько секунд Димка вскрикнул и стал бурно кончать... он кончал через попу и через член. Сперма разлетелась по всей комнате веером, попала мне в рот, забрызгала грудь, одежду. Димкино тело сотрясалось от приступов накатившего сладострастия. Мое сознание было раздавлено увиденным, не в силах более терпеть, член "взорвался" и стал выплескивать потоки горячей спермы в Димину попку. Сердце бешено колотилось.
     - АААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!! Это единственный звук, который я сумел воспроизвести, находясь в полуобморочном состоянии. Сознание смешалось и погасло...
     Пришел в себя я на кровати, Дима лежал рядом. Он пребывал под глубоким впечатлением произошедшего. Не в силах что-либо сказать, мы посмотрели друг другу в глаза и поцеловались... так хорошо нам вместе еще не было. Я смотрел на красивое рельефное тело друга и восхищался... улыбка, глаза, губы, нос, волнистые волосы, лоб, брови, руки, ноги, член - все принадлежало мне. Что может быть лучше и слаще мига близости с любимым мальчиком, который любит тебя, когда ты впитываешь его любовь, ощущаешь его бешенный сексуальный темперамент, понимаешь его привлекательность. Это сродни ощущению поездки в одной лодке по горной реке. Ты не знаешь, что вас ждет впереди, за следующим поворотом...
     Раскрытие новой сексуальности состоялось... мы на отлично сдали "экзамен на зрелость" и теперь были искушены и посвящены во все таинства однополой любви. Приняв душ, мы сели к столу и стали обсуждать достоинства и недостатки неформатной любви. К недостаткам мы отнесли невозможность родить детей, невозможность официально зарегистрировать брак, стремление журналистов проникнуть в личную жизнь и непонимание общества. Все остальное можно отнести к достоинствам и, прежде всего, не быть никому и ничем обязанным и пьянящее чувство свободы. Наши отношения укреплялись. За четыре года дружбы у нас ни разу не было срыва, мы ни разу не поссорились. Честность, верность, дружеская поддержка и доверие служили главным источником нашей дружбы. Мы ничего не скрывали, ничего не утаивали, а просто любили, любили, любили друг друга, и это было наше счастье!
     ***
     Однажды Дима вместе с театром уехал на гастроли на Украину. Мне предстояло провести без него два месяца. Было нелегко, но я терпел... У меня мысли не зародилось изменить любимому мальчику. Я лазил по порносайтам, смотрел гей видео, и, насколько хватало сил, кончал, кончал, кончал, вспоминая любимые глаза и улыбку малыша. Мы часто перезванивались. Дима говорил, что театр уже проехал пять городов, давали спектакли с оглушительным успехом, оставался последний город Львов. Я верил, что Дима весь отдавался работе и ему некогда заниматься разными глупостями. Но я ошибался!
     С некоторых пор в его разговорах ненавязчиво стала проскакивать мысль попробовать секс с женщиной. Он хотел понять, чем близость с мужчиной отличается от близости с женщиной. Понятно дело, что подобные разговоры меня огорчали, ведь я боялся потерять друга. Я ревновал и любил Диму, он был для меня самым близким человеком в Москве. А что если ему понравится, и он решится изменить судьбу? Как бы то ни было, я старался избегать подобных разговоров, переводить их в другое русло, отшучиваться, давая понять, что мне говорить на подобную тему неприятно и больно. Одним словом я отрицательно относился к его затее. Актеры - это большие дети, а для чувства правды на сцене им все время нужны новые ощущения. Я опасался худшего, поскольку Дима был склонен к разным авантюрам и "экспериментам". Втайне от меня он решился на эту затею.
     ***
     После очередного спектакля во Львове к Диме в номер пробралась малолетняя поклонница и представилась Дашей. Сказала, что без ума от сыгранных ролей Димы. Он развесил уши и поверил ей. После спектакля он устал, но не спешил расставаться со случайной знакомой. Обстановка была располагающей и Дима пригласил гостью остаться у него до утра. В его голове родилась идея воплотить в жизнь свою мечту - переспать с девушкой. Все развивалось по стандартному сценарию... шампанское, вино, шоколад. Потом последовал секс с Дашей. Молодой человек не заметил, как уснул. Он спал очень крепко и не мог почувствовать вспышек фотоаппарата. Любительница театра сфотографировала его обнаженным, а потом вышла из гостиницы. Но на этом эксперимент не закончился, и утром Диму ждал уже настоящий "сюрприз". "Поклонница" пришла в номер и заявила, что если Дима не хочет распрощаться с карьерой и попасть в тюрьму за изнасилование, должен жениться на ней. Это было ее требование. И в качестве убедительности своих слов показала свежие фотографии голого и пьяного Димки. Она добавила, что опозорит его на всю страну, разместив фотки актера в Интернете. Беда заключалась в том, что девушка всерьез "болела" театром и мечтала стать актрисой, поэтому рассчитывала на протеже Димы. От денег она сразу отказалась. Кроме того, она собиралась написать заявление в милицию об изнасиловании и представить в суде в качестве доказательства фотографии Димы в пьяном нигляже. Выдвинув свои требования, Даша многозначительно посмотрела на Диму, оставила номер мобильного телефона, развернулась и ушла, дав на раздумье три часа. Женская хитрость изворотлива. Девушка хотела одним выстрелом убить сразу четырех зайцев... затащить любимого актера в постель, женить на себе, распоряжаться его судьбой и, наконец, решить свои проблемы за его счет. Хороша же женская натура, нечего сказать. Зачем напрягаться, тратить силы, искать приключений, если можно воспользоваться минутной слабостью мужчины, подключив к этому главную силу - женское обаяние, чары и снотворное. Пьяный, пристал к поклоннице, обещал ей горы золотые, обесчестил. Запечатленные на фото неопровержимые улики и следы сексуальных утех явно свидетельствовали против Димы. Если сказать, что Димка влип по полной, значит, ничего не сказать! Многочисленные свидетели "вечера", его моральное падение все напоминало нелепый, глупый и смешной фарс, развернувшийся у всех на глазах. Ситуация прямо скажем, была омерзительной. Мало того, что труппа театра находилась в одном из центров украинского национализма и откровенной нелюбви к русским, он просто не смог бы ничего доказать. В подобных ситуациях следователи чаще доверяют потерпевшим, о чем те хорошо знают и, понимая свою силу, пользуются этим.
     Я уже не говорю о том, что Дима изменил мне и посмеялся над моей любовью! Он изменил самому близкому и дорогому для него человеку. Понятно, что нас связывала не просто любовь к театру, мы были друг для друга ближе родных людей. Решившись на предательство, Дима многое перечеркнул в моей душе и поставил под вопрос нашу дружбу. Не слишком ли высокая цена за минутную слабость, которую он, как я понимаю, хотел от меня утаить. И если бы не Даша, а любая другая девушка, то все так и случилось. Но было очевидно, что нелепый эксперимент, на который он пошел по незнанию женской натуры, теперь грозил ему потерять любимую работу, друзей, любимого и оказаться под следствием. А завершалась история совсем не по театральному - наказание за изнасилование с изоляцией от общества и мутная дальнейшая перспектива. Или другой вариант - жизнь на Украине, женитьба на полусумасшедшей дурочке. Вот уж действительно... "Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте"...
     Скандалы с господином Филиппом Киркоровым и Ириной Ароян раздутые в прессе доказывают, что "артистические" капризы и выходки общество не прощало и прощать не собирается. Филипп оскорбил девушку, публика могла бы простить, но она не простила. Тем не менее, Киркоров отделался лишь штрафом и ужаленным самолюбием, но что ожидало Димку без денег, без влиятельных людей, неизвестно. Ситуация была совсем непростая.
     Время летело, оставляя Диму наедине с печальными мыслями. Он был раздавлен таким поворотом событий. Бежать позорно в Москву без объяснения причин, означало сорвать два спектакля. Подобные выходки в театре не прощаются и в этом случае, ему грозило бы увольнение. А что сказать коллегам? Что придумать? Дима не привык решать проблемы самостоятельно. Этим мы всегда занимались вместе. Так ситуация как бы упрощалась. Недаром же говорится, "беда, разделенная пополам - полбеды". Но здесь Дима оказался в заложниках у собственной глупости и слабости. Он сидел в номере и смотрел в одну точку не в силах ничего придумать, прокручивал в голове различные варианты выхода из сложившегося положения. До спектакля оставалось чуть более четырех часов. Но ничего не мог придумать, его словно обухом по голове огрели... мысли путались, таяли и гасли. Выносить сор из избы в труппу он не мог, еще неизвестно, чем бы обернулась для него такая "слава". Перебрав все варианты, Дима снял трубку и набрал номер моего телефона.
     - Алло.
     - Это Дима, привет!
     - Привет, Димуль
     - Как ты там?
     - Плохо, у меня дурные новости.
     - Что случилось, малыш?
     - Я тебе изменил с бабой, она собирается на меня заявление писать.
     - Кончай шутить?
     - Я не шучу.
     - Я тебе не верю, не разыгрывай меня.
     - Да, говорю же тебе, все правда. Помнишь, я говорил про эксперимент.
     - Помню.
     - Ну, вот с ней и экспериментировал.
     - Я же тебе говорил, предупреждал, просил.
     - Кто она?
     - Не знаю, малолетка местная.
     - Ты полный идиот, придурок...
     - Я знаю, но об этом позже... Что мне делать? Времени мне дала три часа, а потом собралась к ментам идти.
     - А если ей денег дать, откупиться?
     - Не, отказывается, чокнутая она, театралка на всю голову, денег не берет.
     - У каждого своя цена, может мало ей предлагаешь?
     - Она замуж хочет. Это ее условие, говорю же чокнутая она.
     - Это не она, это ты, Дима, полный кретин. Тебя же по судам затаскают за такие дела?
     - Не сыпь мне соль на рану, мне и так хреново.
     - А кто тебя за член тянул, тебе разве было плохо со мной, чего тебе не хватало.
     - Прости меня, Сашенька, я подонок, скотина, мне плохо, не знаю, что теперь будет?
     - Ты кому-нибудь говорил об этом?
     - Нет.
     - Никому ничего не говори, с бабой этой мы сами разберемся. Ты где сейчас?
     - Во Львове.
     - Занесло же вас, где встретимся?
     - В театре драмы вечером, как прилетишь, дуй туда, я там буду. С гостиницы завтра утром съезжаем...
     - Ладно, постараюсь завтра прилететь. Давай, держись. Пока.
     - Пока.
     Я положил трубку, опустил голову. Горькие слезы предательски потекли по щекам. Гнев, ненависть, нелепость и глупость самой ситуации говорили сами за себя, душили чувства, я задыхался от боли, обиды, горечи, которую незаслуженно причинил мне самый дорогой на свете человек. Мысли одна за другой лезли в голову. Как он мог так поступить, я же его предупреждал, уговаривал, казалось, что убедил, нет, не убедил. Похотливый козел, поделом же тебе! Так, спокойно, спокойно, сейчас что-нибудь придумаем, придумаем. Я понял всю свою слабость. Ведь Димка находился там, а я здесь. Ну, чем реально я мог ему помочь? Я прошелся по комнате, открыл бар, налил полный стакан вина, залпом выпил, потом налил еще, осушил, закурил...
     Медленно текли минуты, мысли успокаивались, я приходил в себя. Через десять минут уже был спокоен и готов к решительным действиям. Позвонил на работу и взял трехдневный отпуск за свой счет, потом заказал билет на самолет, собрал вещи, поел, сходил и купил еще вина. С момента последнего разговора время словно остановилось. Внутренне я был готов к любому раскладу и развитию событий. Так, вылет завтра в 9 утра. Ну, что ж, поиграем сучонка в кошки-мышки. Посмотрим, чья возьмет. Вино сделало свое дело, и вскоре я уснул.
     Утром строго по расписанию самолет уносил меня в тревожное и предательски голубое небо. Через 5 часов я уже стоял возле театра в полной готовности дать отпор зарвавшейся сучке, пожелавшей отобрать у меня счастье и вырвать Димку из моей жизни. Я прихватил с собой все трудовые сбережения, которые мне удалось накопить за время проживания в Москве. Встречу девушке назначили у театра в скверике. Она пришла вовремя. Высокая, худая, с четко выраженными скулами и запавшими глазами, несостоявшаяся театралка Даша производила впечатление нездорового человека. Переговоры проходили в строгом деловом тоне, без сантиментов. Она сразу дала понять, что деньги ее не интересуют. Она пояснила, что хочет замуж за Диму, ей нужна фамилия известного человека для поступления в ВУЗ.
     Я популярно объяснил ей, что фамилия тут ни при чем, что в театральные ВУЗы люди приходят только по призванию. А преемственность - вещь хорошая, но только не в ее случае, поскольку либо талант есть, либо его нет. Я обещал бесплатно подготовить ее к поступлению, обещал замолвить словечко в приемной комиссии, разыграв "Актер Актерыча". Так актеры в шутку называют собирательный образ важного актера МХАТовской школы, "несущего себя в искусство", такой актерский "тяжеловес". Про таких говорят - "Малый театр".
     Переговоры продолжались часа два, мне удалось убедить девушку, что нельзя строить свое счастье на несчастье других. Дима никогда не сможет ее полюбить, быть вместе с ней, поскольку, убежденного холостяка трудно заставить жениться силой. Даже если она вынудит его расписаться, то все равно не заставит обеспечивать ее и, в итоге, все закончится разводом. А если она так поступит, то путь в актрисы ей будет закрыт. В Москве ей сразу укажут на дверь при упоминании фамилии на прослушивании. Кроме того, я припугнул, что привезу из Москвы серьезных адвокатов и ей придется попотеть, чтобы доказать Димину вину. И в случае, если ей не удастся, получит по полной программе и сама попадет под статью. Нужна ли ей такая перспектива? Выдержит ли она непростой поединок? Я предложил ей подумать и взвесить все "за" и "против". Даша слушала, и время от времени кивала головой.
     В конце концов, мы пришли к соглашению... она забудет о желании жениться на Диме, заберет заявление из милиции, которое уже написала, отдаст нам сделанные в гостинице негативы. В свою очередь мы пообещали ей протеже и помощь в Москве, бесплатную подготовку к поступлению. Помимо этого я дал ей 800$ отступных. Итак мы полюбовно договорились. В глубине души я ее понимал... высокий, красивый, стройный Дима будил воображение не только девушек, но и парней. Не стесняясь, парни делали ему недвусмысленные предложения, а девушка отчаялась добиться взаимности от любимого актера и решилась на такой шаг.
     Рассчитавшись и пообещав строго следовать намеченной договоренности, мы благополучно расстались. Через три часа самолет взмыл в небо, унося нас в Москву подальше от свалившихся проблем и неприятностей, которые чуть не погубили моего Димку.
     Уже из Москвы Дима дал телеграмму в труппу, что заболел и срочно вылетел домой. Заменить его не смогли, поэтому последний спектакль был отменен.
     ***
     По дороге из аэропорта мы молчали. Лишь переступив порог квартиры, Дима подошел ко мне и, чувствуя за собой огромную вину за все содеянное, молча встал передо мной на колени. Этим он с одной стороны очень меня удивил, а с другой, мне стало легче. Через минуту мы уже оба плакали, обняв друг друга, не в силах остановиться. Многое было пережито за сутки, я чуть не лишился любимого Димки. Он плакал, поскольку боялся позора на всю Россию, боялся, что его задержат на Украине, посадят в тюрьму, боялся потерять меня. Он боялся остаться один на один с обстоятельствами, которые чуть было не лишили его права на свободу. Мы оба долго плакали, через слезы выходила боль, стресс и вся накопленная за это время усталость. Выплакавшись, мы обнялись и минут пятнадцать-двадцать сидели в полнейшей тишине, слушая удары наших сердец. Сейчас мы радовались наступившей тишине и покою, возможности снова быть вместе. Я смотрел в глаза другу и увидел там другого, повзрослевшего Димку, который вдруг сказал...
     - Прости меня, Саш, я люблю тебя еще сильнее и обещаю, что такое больше никогда не повторится. Он подошел и весь в слезах стал целовать меня в губы и в глаза. Потом разделся, раздел меня, попросил лечь на диван, и сделал восхитительный минет, на который только был способен. Его раскрасневшееся лицо пылало жаром и излучало благодарность за все, что я сделал для него.
     Он весь преобразился и полностью сосредоточился на моем члене. Я положил его на диван, а сам сел на него, приподнял его голову и ввел член ему в рот. Кончил я быстро, несколько сильных порций спермы ворвались к нему в рот, которые он сразу выпил. Потом то же самое сделал ему и я. Потом положил Димку на живот, смазал попку кремом и сразу вошел в него. Он вскрикнул, но терпел, осознавая свою вину передо мной. Я входил в него, а он старательно подмахивал мне попкой и вскоре его член брызнул желанной теплой струей спермы. Мне это доставило несказанное удовольствие, ему тоже. Через секунду я почувствовал щекотание в паху и стал обильно кончать в Диму. После душа сразу же повалились спать. Засыпая, я сказал, что больше никуда его не отпущу...
     ***
     После того случая Дима переехал ко мне жить. С ханжескими установками было покончено, я простил его слабость, и душа снова окрылилась любовью. Мы договорились больше никогда не вспоминать о случившемся, и обменялись колечками счастья. Считаю нужным добавить, что случай во Львове помог нам лучше понять чувства друг друга. С тех пор мы полностью растворились в нежности, стали еще больше ценить наше счастье любовь и наполнили жизнь радостью и смыслом... Прошла зима, весна, наступило лето, а это означало конец театрального сезона. На работе я взял отпуск, и вместе с Димой поехали отдыхать на море, в теплую, ласкающую человека сказку, способную пробудить к любви даже полено, не говоря уже о прекрасной юности. Но это уже совсем другая история...


Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический или порно рассказ на нашем сайте!



Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Читайте в разделе Инцест:
... Мы лежали обнявшись, прижимаясь к головке ребенка гениталиями, чувствуя его тепло, и тихо шептали друг другу слова, наполненные самой жестокой похотью, какая только может быть. Я спрашивал свою подругу, что бы она хотела увидеть из того, что я могу проделать с ее ребенком. Она отвечала, что я - хозяин ее и ее сына, что все мои желания - закон для них... Она обещала, что сама заставит его принять меня, научит всем тонкостям, всем моим прихотям, всему, чтобы он мог приносить мне уд... [ читать дальше ]

эротические рассказы, рассказы о сексе, эротическая библиотека

Сайт EroPornoText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам.