Эротические и порно рассказы - ЭроПорноТекст.ру
Читайте в разделе Инцест:
... А теперь, молодой человек, я вам приказываю оставаться на месте!

     Отодвинувшись, она встала с постели, оставаясь по-прежнему полуголой. Раковина была рядом, поэтому она просто повернулась к ней, взяла тряпку для посуды и тщательно намочила ее теплой водой. За ночь ее "французистые" трусики окончательно потерялись где-то в щели между ягодицами, так что перед Джимми открылся просто потрясающий вид. И зачем только она надела именно эти - ведь она их надевала только если был шанс, что будет кому полюбоваться... Вернувшись к кровати,... [ читать дальше ]

Название:

История моей феминизации. Часть 5. По дороге разврата - 2


Автор: Ирунчик
Категория: Группа, Гомосексуалы, Жено-мужчины, Странности, Экзекуция
Добавлено: 16-01-2013
Оценка читателей: 5.24

Когда лифчик оказался на полу, я взялась за резиночку от трусиков, и, вульгарно покачивая бёдрами, потянула их до колен, после чего просто перешагнула через них, оставшись в одних чулочках с поясом...

-Ни фига себе! - ухмыльнулась Тома, показывая пальцем на мой маленький висячий членик, - смотрите, оно чуть больше моего клитора!

Ильшат заржал, а Равиль велел мне повернуться попой к зрителям и снять пояс от чулок.

Я исполнила то, что мне велели, и... наступила немая сцена...

-Ну как? - довольно спросил Наиль.

Несколько мгновений царила гробовая тишина...

А что вы ей в дупло запихали, ребят? - спросила тихо Тома.

Это называется анальная пробка! - гордо пояснил Наиль, - Нравится?

А она большая? - поинтересовался Ильшат.

Эта — средняя, - сказал Равиль, - а вот всю ночь она проспала с большой!

Эй, шлюшка! Ну-ка вытащи пробку из своего дупла! - сказала мне Тома.

Я нагнулась, развела ягодицы и стала тужиться. Пробка медленно полезла наружу, и вдруг резко выскочила из моей попы, оставив анальную дырочку широко раскрытой.

Ни х-х-х*я себе! - восхищённо сказала Тома, - Ильшат, это твой размерчик!

Да уж! - озадаченно согласился Ильшат и велел мне повернуться к зрителям лицом.

Я обернулась и чуть не упала в обморок — Ильшат стянул трусы до колен, и член его был... по длине, как у Равиля, но ствол раза в полтора толще!!! Головка же ещё на треть превосходила по толщине ствол, поэтому весь его конец напоминал какой-то чудовищный гриб-мутант.

Ильшат сбросил трусы и откинул их ногой, после чего поманил меня пальцем.

Когда я подошла, Ильшат откинул туловище чуть назад и велел мне оседлать его богатыря.

Я медленно, но без малейшего труда села на его член.

-А-а-ах! - простонал от удовольствия Ильшат.

-Ну вы даёте, мальчики! - восторжено и тихо сказала Тома.

Скосив на неё взгляд, я увидела, что она одной рукой ласкает себе писю, а другой медленно подрачивает член Равиля, уже налившийся кровью. Ещё мгновение — и Равиль с Томой слились в страстном поцелуе. Не в силах долго терпеть, Равиль схватил своими ручищами Тому за талию и с лёгкостью перенёс её к себе на колени, посадив лицом к себе и влагалищем точь-в-точь на член (при этом раздалось характерное хлюпанье женской плоти). Тома взвыла и начала скакать на члене Равиля.

Тем временем Наиль, подрачивая член, уже смазывал послюнявленными пальцами анус Томы...

...Ильшат, крепко держа меня за талию, приподнимал и опускал меня на своём агрегате, постепенно разжигая истому внизу моего животика...

Мы поменяли позу — я легла прямо на пол, застеленный новыми мягкими резиновыми ковриками и задрала ножки, а Ильшат вошёл в мою пещерку снова и начал жарить меня уже в миссионерской позе.

Надо признаться, что интересная форма его члена способствовала стимуляции моей простаты и мой членик постоянно источал всё новые и новые капельки спермы.

Тем временем на соседнем резиновом коврике вовсю шла групповуха — Наиль сверху пристроился к Томе и таранил её зад, в то время как она ёрзала киской, извиваясь от кайфа, на члене его родного брата. Тома при этом похотливо повизгивала, мужчины глухо стонали. Поглядев на всё это, я блаженно закрыла глаза и начала «помогать» Ильшату — сжимать анус на выходе члена и расслаблять на входе. Результат не заставил себя долго ждать — Ильшат вынул из меня член, и, сделав шаг вперёд, принял поливать спермой моё личико... Мне показалось, что он не кончал целый месяц — так было много семени. Размазав тягучую липкую влагу по всему моему лицу, он строго запретил мне вытираться и сел на скамейку передохнуть...

Я изрядно устала от секса с Ильшатом и сильно вспотела, поэтому, пока Ильшат отдыхал, я сняла свои чулочки и осталась совсем голенькая, как, впрочем, и все окружающие.

А у сладкой троицы тем временем всё стремительно приближалось к финалу — Тома завизжала и её стало колотить мелкой дрожью, а мужики отчаянно её «добивали» своими кольями, пока не излились полностью и не остановились.

Аккуратно сняв Тому со своих опавших членов, они положили её животом на коврик, а сами подошли ко мне и по очереди дали мне в рот, чтобы я почистила их от спермы. Я обратила внимание, что у Равиля сперма сегодня сладковатая, а у его брата — кисленькая с лёгкой горчинкой.

Через несколько минут Тома смогла перевести дух и стала подавать «признаки жизни». Она, охая, поднялась и посмотрела на оттрахавших её мужчин. Они улыбнулись ей и Равиль кивнул головой в мою сторону.

-А-а-а, су-у-у-учка моя! - сказала Тома мне и хитро улыбнулась, очевидно, вынашивая в голове какой-то коварный план.

План созрел мгновенно — Тома велела мне лечь на спину, положить руки «по швам» и широко раскрыть рот.

Когда я это исполнила, моя новая госпожа села на корточки прямо над моим ртом, повернувшись лицом к моим ногам и раздвинула свои половые губы.

В рот мне медленно стала вытекать сперма. Когда порция семени оказалась у меня во рту, мне было велено проглотить её и начать вылизывать госпоже п*зду...

Когда было закончено с кунилингусом, Тома снова приказала мне открыть рот и теперь выпускала в него сперму уже из своей попки. Когда струя спермы из ануса иссякла, девушка чуть подалась вперёд и слегка сжала в кулачке мою мошонку.

Теперь глотай! - сказала она, перекатывая пальчиками мои яички и слегка царапая их своим маникюром.

Когда я проглотила всё, что оказалось у меня во рту, Тома усилила хватку и грозно сказала: «А теперь открывай рот и не вздумай его закрывать без разрешения... не то яйца раздавлю!» - и, чтобы я не сомневалась, сжала яички до боли, но потом сразу отпустила.

Я снова послушно раскрыла рот, а Тома опять начала тужиться. В рот мне вытекли ещё несколько капель спермы, а потом... анус растянулся но неузнаваемости и в его проёме показался коричневый кусочек. Тома чуть придавила мои яички, и я не рискнула закрыть рот. Парализованная ужасом, я ощутила, как кусочек говна размером с небольшую сливу упал в мой рот. Моя мучительница немедленно слезла с меня и закрыла ладонью мой рот.

-Глотай! - крикнула она.

Я попыталась перекусить дерьмо в своём рту пополам, но его омерзительный вкус чуть не заставил вывернуться меня наизнанку.

Стараясь дышать равномерно, я проглотила примерно треть содержимого моего рта... потом ещё столько же... Скапливающаяся во рту слюна растворяла дерьмо, образую мерзкую и очень горькую жижу... Чтобы не поперхнуться этой жижой, я зажмурилась, и, затаив дыхание, проглотила остатки...

-Открой рот и высунь язык!!! - строго сказала Тома.

Убедившись, что мой рот чист, она сказала: «Теперь, говноедка, ты должна запить свою еду!».

Догадавшись, куда она клонит, я продолжала смиренно лежать, не закрывая рот.

Велев мне глотать всё, она стала мочиться в мой рот (к счастью, небольшими порциями). Моча была тёплой и солёной, и, в отличие от дерьма, имела более-менее терпимый вкус.

Выпив всё, я начала по приказу Томы вылизывать её дырочки, а когда с этим было покончено, мужчины позвали нас в парилку, уже разогретую для нас банщиком.

Войдя туда, я с непривычки стала задыхаться, однако быстро привыкла и даже стала наслаждаться запахом эфирных масел.

Было безумно жарко, и с меня градом полил пот.

Несмотря на дикую жару, Наиль поднялся на самую верхотуру, остальные парни — на пару ступенек, мы же с Томой остались стоять в самом низу.

-Девчонки, если веничек дубовый нужен — возьмите на полке! - прокричал нам сверху Наиль.

У нас уже есть веничек, Наиль! - крикнула в ответ Тома, выхватив из ниши в стене непонятно как оказавшуюся здесь плётку-многохвостку.

Наиль в ответ улыбнулся Томе и подмигнул мне.

...Предложив мне «попариться», Тома велела мне лечь на полку животом вниз, а когда я легла, хлестанула меня по попе плёткой. Удар был сильный, но особой боли я не испытала — плётка оказалась лёгкой... Так же с лёгкостью я перенесла и второй удар, и третий...

Войдя в раж, Тома начала исступленно хлестать меня по всему телу от шеи до щиколоток, приятно разгоняя мою кровь. Кожу слегка пощипывало, но я не придавала этому значения... А зря...

Когда серия ударов закончилась (а их было уж точно не менее двухсот), Тома достала из-под лавки чистую простыню и бутыль с какой-то прозрачной жидкостью. Обильно полив простыню жидкостью из бутыли, девушка расправила её и аккуратно накрыла меня всю...

Мне показалось, что мою спину, попу и заднюю часть ног облили бензином и подожгли — настолько сильно меня начала жечь эта простыня (потом выяснилось, что в бутыли был крепкий раствор пищевой соли). Я болезненно застонала, а спустя несколько мгновений расплакалась, жалобно захныкав. Тома в ответ улыбнулась мне и нежно погладила меня ладонью по лицу, которое было стянуто высохшей спермой Ильшата.

Пролежав под простынёй около минуты, показавшейся мне вечностью, я наконец-то была освобождена от мучений... Потом Тома велела мне, не вставая с лавки, раздвинуть свои булочки, а когда я это сделала, резко ввела в мой зад сразу четыре пальца руки и принялась разрабатывать и массировать мне прямую кишку.

Размечтавшись, что меня опять чем-нибудь трахнут в попу, я замурлыкала, но Тома вынула из меня пальцы, приказала их облизать и пойти вместе с ней в моечное отделение.

Далее госпожа позволила мне немного поплавать в бассейне, что я сделала с большим удовольствием, так как раны от плётки в чистой воде саднили намного меньше.

Когда я вышла из бассейна, Тома нассала мне на голову и снова потащила в парилку.

Там я получила ещё одну порцию порки и соляной компресс, который перенесла уже легче.

Ильшат, оказавшийся к тому времени уже на самой верхотуре парилки, спустился к нам, и, подрачивая свой великолепный и уже полувставший член, подошёл к Томе.

Я соскучился! - сказал он и поцеловал девушку взасос.

Наиль, увидев это, предложил всем выйти из парилки, чтобы продолжить отдых в моечном отделении, и это предложение было поддержано единогласно.

...Я лежала на резиновом коврике в женской позе на спине, задрав ножки и разведя их в стороны, когда Тома, закончив разрабатывать мою попочку ладошкой, вошла в неё кулачком, заставив меня пискнуть от удовольствия. В это же время надо мной присел на корточки Ильшат, велев мне вылизывать его анус. Тома, начав трахать меня кулачком, стала страстно целоваться с Ильшатом, лаская свободной рукой свою писю. Девушка драла меня медленно, но добросовестно — вытаскивая кулак полностью на выходе и вводя его вместе с половиной предплечья на входе (в отличие от Наиля, который вчера, можно сказать, лишь массировал мне кулаком прямую кишку).

Я старательно орудовала язычком внутри сфинктера Ильшата, как вдруг, в самом разгаре Томиного фистинга, парень снял свой шоколадный глаз с моего языка и запихал мне в рот свою мошонку.

Теперь, перекатывая язычком его небольшие шарики, я ощущала, как его полувставший «гриб» набирает полную силу и превращается в твёрдый таран с огромной лиловой головкой, один лишь запах которой уже сводил меня с ума.

Я мечтала о том, чтобы сделать минет Ильшату, но прекрасно понимала, что такая залупа никогда в жизни не поместится в моём рту, поэтому подумала, что неплохо было бы хотя бы просто полизать её, как гигантское солоноватое мороженое.

Моё желание осуществилось через несколько мгновений — мошонка парня покинула мой рот и в губы упёрлась исполинская головка, которую я с жадностью начала вылизывать, иногда проникая язычком в уретру.

Через пару минут Томин кулачок покинул мою попу, а головка Ильшата — мой рот, и Тома, хищно урча, набросилась на Ильшата, опрокинув его на спину и насадившись уже хлюпающей от похоти вагиной на его елдак до самых яиц.

Я осталась лежать с развороченной дырочкой и пустым ртом в одиночестве и уже подумала, что я больше никому не нужна, как вдруг услышала, что меня зовут.

-Юленька-а-а! - повторил Наиль ласково.

Я повернула голову и увидела, что он манит меня пальцем. При этом они с братом лежала на спинах в такой же позе, как вчера — задрав и разведя в стороны ноги и касаясь друг друга ягодицами и мошонками.

Папочки соскучились, шлюшка! - нежно произнёс Равиль, когда я подошла ближе, - Папочкам хочется, чтобы шлюшка уселась на их пиписьки... сразу на две!

На мгновения оторопев сначала, я решила, что после Томиного кулака больно мне быть не должно, и, поплевав на пальцы, стала смазывать свои «ворота любви».

Присев сверху, я соединила пальцами руки стволы и головки обоих членов, и изо всех сил выворачивая колечко ануса наружу, стала медленно опускаться, тем самым погружая упругие горячие дубинки себе «под хвост».

Насев полностью, я шумно вздохнула и остановилась, привыкая к новым размерам.

Наиль мягко ущипнул меня за бедро и велел начинать «скачки». Я стала приподниматься и опускаться, сначала медленно , потом всё быстрее и быстрее, чувствуя, как внутри меня что-то приятно заныло, предвещая мощный оргазм. Мой маленький членик мотался вверх и вниз, периодически шлёпая меня по гладко выбритому лобку. Равиль, глядя на это, улыбнулся и, дотянувшись до рюмки с джином, которая стояла рядом, на коврике, поднёс её ко рту и выпил залпом.

Я принялась кончать и мои стоны наполняли всё помещение. Оргазмы сотрясали моё маленькое тельце один за другим и сперма из болтающегося членика попадала мне на живот, на яички, а также на ноги моих мужчин.

Первым после меня начал кончать Равиль. Он залил мои кишки спермой, отчего моя попа получила дополнительную смазку и я стала скакать дальше уже с какими-то чавкающими звуками. Не выдержав этих чарующих звуков (а может, трения головкой о влажную залупу брата), стал кончать и Наиль.

Терпеливо подождав, пока брат кончит и успокоится, Равиль взял пустую рюмку, в которой раньше был джин и протянул её мне.

-На! - сказал он, - Всё, что у тебя в дупле, ты должна собрать сюда!

Я поднесла рюмку к своей растянутой попе и стала аккуратно вставать с членов, на всякий случай сжимая их вместе.

-Хлюп! - послышался звук вытаскиваемых х*ёв и семя ручейком потекло в предусмотрительно подставленную мной рюмочку. Получилось почти до краёв. Я вопросительно посмотрела на мужчин, но они велели отставить рюмку в сторону и ждать дальнейших указаний.

Тем временем Ильшат с Томой начали кончать, издавая громкие стоны.

Я посмотрела на них и увидела, что они трахались в самой обычной миссионерской позе. Даже удивительно — такие извращенцы, и вдруг так тривиально сношаются... будто какие-то крестьяне в Костромской губернии два века назад.

Тома крепко обвила ногами поясницу Ильшата и, мелко дрожа, ждала, пока он разрядится полностью.

Пусть Юлька нас подмоет! - хриплым голосом сказал Ильшат, кончив, но не вынимая члена из Томы. Я посмотрела на Равиля, и тот кивнул головой, мол, разрешаю.

Когда я подошла, Ильшат велел мне лечь на спину и, вынув член из своей подруги, поднёс его к моим губам. Я начисто вылизала головку, после чего Ильшат ткнул меня лицом прямо в вагину Томы...

Жадно припав губами к Томиным лепесткам, я засовывала язычок как можно глубже, желая побыстрее отделаться от этого поручения. Но Тома начала кайфовать и не хотела меня отпускать.



-Девчонки, идите выпьем! - позвал нас Ильшат, и Тома, не без сожаления отстранила мою голову от своей киски и пошла к месту, где собрались мужчины.

Нашу компанию ждали пять рюмок — три с джином, одна (для Наиля) с соком и одна, наполненная спермой из моей попки, - для меня.

Впятером мы чокнулись и выпили.

-Вкусно? - серьёзно спросила меня Тома.

-Ага! - тихо сказала я. Это была правда — мне нравился вкус спермы, а осознание того, что эта сперма побывала ещё и в моей попочке, значительно усиливало возбуждение.

Тома пошла с гостевую комнату, где был накрыт тот самый стол, и принесла оттуда две литровые пластиковые бутылки — одну пустую, вторую - ещё не открытую, с пивом.

Поставив бутылку с пивом на пол, мне приказали оседлать её горлышко. Я попыталась сесть на бутылку, но она была чудовищно широка — около 9 см в диаметре, и я «застряла» где-то ближе к концу горлышка...

Тома, посмотрев на меня, удовлетворённо кивнула, и достала из-под скамьи воронку. Вставив воронку в пустую пластиковую бутылку, она присела над ней и начала мочиться. Мочи было не так много — ведь недавно Тома обоссала мне голову, но после этого мужчины по очереди последовали её примеру. В результате бутылка была наполнена до краёв — Ильшату даже чуть-чуть не хватило места, и немного мочи пролилось через край. Тома аккуратно закрыла бутылку пробкой-закруткой.

Ильшат принёс из соседнего помещения анальную смазку, и Тома, велев мне привстать, обильно смазала как бутылку с пивом, так и мою норку. После этого я снова насела на бутылку всей массой тела и она с огромным трудом стала пролезать внутрь. Вогнав её в себя наполовину (дальше не получалось), я встала с неё и добавила смазки. После этого я ещё несколько раз повторила присаживания и привставания. Тома, похотливо глядя на меня, велела мне ещё добавить смазки и трахнуть себя этой бутылкой пятьсот раз! Мне от этих слов слегка поплохело, но, как говорится, глаза боятся, а руки делают...

Первые двадцать приседаний считала вслух Тома, но потом ей это надоело и она велела продолжать счёт мне самой, да так, чтобы слышно было на всю моечную.

Девушка наблюдала за мной, и когда амплитуда приседаний была, по её мнению, недостаточно велика, она «за мою недобросовенность» возвращала меня на десяток раз назад и приказывала снова считать оттуда...

Таким образом, я потратила, пожалуй, не менее десяти минут, пока «добралась» до пятисот раз.

Когда задание моих мучителей было мной выполнено, мне разрешили встать с бутылки и сразу сильные руки Ильшата схватили меня и поставили на пол на четвереньки.

Смотрите, у неё очко наружу вывернулось! - сказал Равиль, офигев.

Да, кишка вон сантиметров на пять вылезла! - сказала Тома, открывая бутылку, на которой я только что прыгала.

Поскольку пиво в моей попе успело нагреться, то при открывании бутылки оно пенным фонтаном брызнуло из-под пробки, немного окатив меня.

В незакрывающуюся попу мою, в которую теперь свободно задувал ветер, тонкой струйкой начало вливаться пиво.

-Да не так! - раздражённо сказал Ильшат, вырвав бутылки у Томы из рук.

Он запихал бутыль мне в очко сразу на треть длины и что есть силы надавил на неё, буквально скомкав в своих ладонях. Пиво устремилось мне в кишки таким бешеным потоком, что я заорала от боли и была готова, как только скомканную бутылку уберут, выпустить пивной фонтан обратно.

Однако Ильшат оказался хитрее меня — убрав скомканную бутылку, он во мгновение ока заткнул мою дырочку другой бутылкой, в которую помочились все четверо моих мучителей.

Мой живот начало распирать так сильно (а как вы думали, пиво же газированное), что я сначала что-то пропищала, потом начала жалобно скулить, и в конце концов разревелась, как маленькая девочка.

Но Ильшат ещё с минуту крепко прижимал ко мне бутылку, а потом сказал Томе «Пора!». Тома придвинула ко мне банный тазик и меня пересадили на корточки прямо над ним. Ильшат наконец убрал бутылку, и пиво Ниагарским водопадом схлынуло в таз.

-Молодчина, Юлька! - сказала Тома, - Отменная ты сучка всё же... здорово сегодня сраку себе раздраконила! Сейчас мы за это выпьем... точнее, ТЫ выпьешь!

После этих слов Тома приняла у Ильшата бутылку с мочой и стала её открывать. Наиль подал ей высокий бокал, который девушка наполнила до краёв.

-Пей! - протянула она мне бокал с мочой.

Я, скривясь, сделала мелкий глоточек и вопросительно посмотрела на неё.

-Нет, шлюшка! Не так! - менторским голосом сказала Тома, - Пей до дна... за мамочку Тому, а то она обидится и сделает тебе очень-очень больно!

Эти слова подействовали и я, зажмурившись, стала пить большими глотками.

Когда бокал оказался пуст, я хотела отдать его Томе, но вместо этого она снова наполнила его до краёв.

-А этот бокал — за папочку Ильшата! - спокойно изрекла она.

...Третий бокал был «за дядюшку Равиля», и после него меня стало не на шутку мутить — я каждой клеточкой организма ощущала, как внутри меня плещется целый океан мерзкой жёлтой солёной влаги. Тем не менее, в пластиковой бутылке оставалось ещё немножко содержимого, которое снова было перелито в мой бокал и заняло там лишь половину места.

Затаив дыхание, я залпом выпила последнюю порцию мочи «за дядюшку Наиля» и отдала бокал обратно...

Я было уже обрадовалась, что всё позади, но радоваться было рано — какое-то неловкое моё движение вызвало спазм желудка и моча устремилась по пищеводу вверх.

Судя по всему, я так дёрнулась в рвотном позыве, что Тома всё поняла и мгновенно подставила мне тазик, который уже был частично занят отходами пивной клизмы.

Выблевав всё, я ещё несколько секунд, боясь нового позыва, наблюдала за зловонным содержимым тазика, где плавали несколько десятков жгутов свернувшейся спермы и маленькие частички кала.

-Мда-а-а-а, - задумчиво сказала Тома, - заездили тебя уже сегодня! В жопу е*ать тебя не резон — там нога со свистом теперь проскочит, а в рот — западло... облюёшь ещё, чего доброго! Но, боюсь, парни всё же не удержатся и снова пустят по кругу такую красавицу... а я этого не хочу! Я сама хочу с ними поразвлечься! Поэтому я сделаю тебя непривлекательной... Ну-ка, живо расплетай косички!

Когда я расплела косы, Тома приказала мне тщательно прополоскать голову в том самом тазу с мерзким содержимым. Когда её повеление было исполнено, остатки помоев были вылиты на меня сверху, осквернив моё юное тело полностью.

Заметив, что на мне до сих пор надет ошейник, мучительница пристегнула к нему поводок, и, заставив меня встать на четвереньки, отвела меня к стене, где привязала поводком к низко пролегающей водопроводной трубе.

После этого про меня на некоторое время забыли, и мужчины стали по очереди трахаться с Томой.

Сначала Наиль и Равиль жарили её влагалище двумя членами одновременно, пока оба не кончили. Далее, после небольшой передышки, Наиль драл её в анус, а Ильшат — в п*зду. В самом конце, после ещё одного отдыха, в жопу к Томе вошёл Равиль, а Ильшат — снова в киску (судя по всему, Тома очень боялась впускать его дубину себе в зад).

После каждого траха Тома старательно собирала сперму из своих дырочек в бокал, из которого я пила мочу. В результате спермы накопилось около четверти бокала. Когда вконец затраханная Тома немного передохнула, она встала и пошла за блюдцем. Перелив сперму в него, она поставила его под моим лицом и приказала съесть всё это так, как едят собаки, то есть без помощи рук.

...Я лакала сперму из блюдца и мечтала только обо дном — чтобы этот проклятый день наконец уже закончился. И мольбы мои, наконец, были услышаны — вернувшись из душа, мои мучители убедились, что блюдце начисто вылизано, отвязали меня и отпустили отмыться...

...Я уже даже не помню, как я смывала с тела и с волос адскую смесь мочи, пива, спермы и кала, как отдраивала корку спермы с лица, но зато хорошо помню, что когда я вернулась из душа, Наиль и Равиль велели мне одеваться (к этому времени все четверо были уже одеты и успели выпить и закусить).

Одеваясь, я решила выбросить чулки, которые нечаянно порвались, когда я их снимала, и красные бантики, которые были на моих косичках (не хотелось, чтобы они остались у меня и напоминали об этом кошмарном дне).

...Сев в машину впятером, мы неторопливо выехали из небольшого внутреннего дворика, в котором как раз и находился вход в сауну.

Первым сошёл Равиль — обнявшись с Ильшатом и Наилем на прощание, поцеловав взасос Тому и ущипнув меня за попку, он выскочил из машины и побежал ко входу в метро, очевидно, опаздывая куда-то по делам. Ещё через полчаса во дворе большого дома на Краснопрудной вышли Ильшат с Томой (девушка на прощанье сказала, что ей понравилась сегодняшняя развлекуха со мной и протянула бумажку с номером своего мобильника).

Наконец, мы остались в машине вдвоём с Наилем.

-Может, заедем в ресторан и ты пообедаешь? - осторожно спросил Наиль, въехав на Третье Транспортное.

-Наиль, ты издеваешься, что ли? - не на шутку обиделась я, - Вот как ты думаешь, если человека поить мочой и кормить говном со спермой, он захочет потом в ресторан?

-Ну, извини... - виновато ответил мужчина.

Я хочу поехать к тебе, принять ванну и проспать до завтрашнего утра, - сказала я, немного помолчав.

-Как скажешь, дорогая! - кротко ответил Наиль.

Я задумалась... Он называет меня «дорогая», дарит цветы, целует взасос... а как же он меня офигенно трахает! Эх, блин... жалко, что такой шикарный мужик уже женат!

Ну да ладно... в конце концов, хрен с ней, женой — любовниками нам никто быть не запретит!

Я посмотрела на его гладко выбритые щёки, волевой подбородок, сильные руки и мечтательно улыбнулась.

Что, Юляш? - спросил он, заметив мою улыбку и чуть повернув ко мне голову.

Ничего, дорогой! - нежно сказала я, - Не отвлекайся от дороги, прелесть моя!..

Когда мы приехали к Наилю, он приготовил мне ванну с дорогой французкой пеной и перестелил постель, поэтому я, приняв водные процедуры, вытащила пробку, заменив её тампоном и легла спать.

Проснулась я от нежного поцелуя в губы. Открыв глаза, я увидела озабоченное лицо Наиля, внимательно смотрящего на меня. В комнате горел ночник, и я лежала одна на огромной кровати с шёлковым бельём.

Кисуль, - обратился Наиль ко мне, - я заказал ужин из ресторана... его только что привезли. Вставай, покушай!

Я немного помолчала, соображая, голодна я или нет.

-Угу, - сонным голосом ответила я.

Умывшись прохладной водой, я в ночнушке и шлёпках вошла на кухню. Стол был уставлен всякими вкусняшками — салатиками, горячим, десертами.

-Спасибки! - чмокнула я Наиля в щёку, и он, усадив меня на колени, стал кормить с ложечки, словно свою дочь (хотя он старше меня всего на восемь лет).

Было чертовски приятно, и я обняла его за шею одной рукой.

-Юленька не забыла, что ей завтра на собеседование? - спросил Наиль, протягивая мне кусочек тирамису на ложечке.

Я в ответ помотала головой... Да, я это помнила.

-Ну тогда Юленька покушает и ляжет спатки... Хорошо? - тихонечко спросил он.

Я вместо ответа крепко обхватила руками его шею.

Спасибо тебе, Наильчик! - прошептала я, - Спасибо за всё! Только, пожалуйста, не приставай ко мне ночью... прошу тебя!

...Утром я проснулась ещё до темноты, и, решив не завтракать, приняла душ и стала наводить марафет. Когда с этим было закончено, я взяла сумочку и вышла во двор, где Наиль уже ждал меня в машине.

Минут через десять мы были уже на месте, и я, выйдя из машины, подошла к какому-то служебному входу и нажала на кнопку звонка. На вопрос охранника я ответила, что иду к менеджеру по персоналу, и меня впустили.

Войдя в помещение, я увидела ожидающую меня молодую красивую женщину в дорогих стильных очках, лет 25-27, одетую в строгий деловой костюм.

-Здравствуйте! - поприветствовала она меня, - Вы Юля? - спросила она, и услышав мой утвердительный ответ, пригласила следовать за ней.

В кабинете я сняла куртку и шапку, повесив их в шкаф.

-Меня зовут Катя, я работаю менеджером по персоналу, - представилась она мне, - мне по поводу Вас звонил Наиль. Будьте добры Ваш паспорт, студенческий билет и водительское удостоверение.

Я в недоумении посмотрела на Катю.

-Не стесняйтесь, Юленька! - мягко сказала Катя, улыбнувшись, - Я ведь уже знаю, что Вы необычная девушка!

Когда Катя ознакомилась с моими документами и ввела какие-то данные из них в компьютер, она помогла мне написать заявление о приёме на работу и предложила раздеться.

-Это обязательно? - задала я глупый вопрос.

-Конечно! - удивлённо ответила Катя, - Я должна осмотреть Ваше тело. Не стесняйтесь, я закрою дверь! - и она нажала на брелоке какую-то кнопку, после чего замок двери кабинета щёлкнул.

Я сняла блузку, сапожки и юбочку и в нерешительности остановилась.

-Полностью, Юля! - серьёзно и строго сказала Катя.

Сняв колготки, лифчик и трусики, я осталась совершенно голой.

Катя нажала какую-то кнопку под столом, и в центре комнаты на потолке зажёгся большой и очень яркий светильник.

Мне было предложено встать под этим светильником. Когда я выполнила просьбу, Катя подошла ко мне и стала меня внимательно осматривать, иногда трогая мою идеально гладкую кожу на руках, лице, шее, ногах, животе и груди. После она прощупала мою мошонку и наконец взяла двумя пальцами мой сжавшийся от испуга членик. Отодвинув кожицу на головке, она посветила на неё маленьким светодиодным фонариком, после чего вернула кожицу на место.

отом я повернулась к Кате спиной и она, немного удивившись, еле заметно ощупала мои шрамы (после вчерашней порки в парилке и последующего соляного компресса) на спине, попке и ногах.

Наклонитесь вперёд и раздвиньте ягодицы! - велела мне Катя и я послушно выполнила то, что мне было велено.

Ого-го-о-о-о! - удивлённо протянула женщина, подсвечивая мою развороченную попу тем же фонариком (края после вчерашнего были рваными, а из дырочки торчал кончик гигиенического тампона).

Проходите к столу и одевайтесь! - разрешила наконец Катя.

Когда я оделась, Катя разблокировала замок двери и велела пройти мне в соседний кабинет, где меня ждал ещё один сотрудник.

В соседнем кабинете я увидела лохматого небритого худого парня в очках, небрежно одетого в драные джинсы и свитер, с глазами маньяка вперившегося в монитор и со страшной скоростью печатающего что-то на клаве.

Ай-тишник, - подумала я, - вон, даже мыши у него нет, все с клавы вводит.

Проходи! - сказал мне парень, и я, взяв стул, подсела к нему.

Парень представился Ильёй и спросил, на «ты» ли я с компьютером.

Я ответила, что более-менее разбираюсь в некоторых вещах, после чего он задал мне пару вопросов по Ворду, Экселю и Ацессу, на которые я моментально ответила, даже немного улыбнувшись его наивности. Тогда Илья сформулировал какую-то задачу, касающуюся баз данных и велел мне над ней подумать. Однако думать было не нужно — через несколько секунд я уже дала ответ.

Тут Илья впервые оторвался от монитора и внимательно посмотрел на меня.

Ну, хорошо! - сказал он, подумав, и, закрыв какие-то окна и открыв новые, набрал небольшую программку в Паскале и велел мне объяснить, почему она не работает.

Я с минуту смотрела на текст программы, после чего изрекла: «Ошибка в цикле! И вот тут синтаксис нарушен!.. А вообще, на фига её писать так длинно? Можно короче!». Попросив разрешения, я села за компьютер и, немного подредактировав программу, запустила её.

-Респект умной девушке! - серьёзно сказал Илья, - Ты где учишься?

Я назвала свой ВУЗ и факультет.

Илья одобрительно закивал головой и сказал мне, что сам он учится в Бауманке на четвётром курсе и тут подрабатывает в свободное время.

-Ну ладно... - спохватившись, сказал компьютерщик, - тебе ведь ещё нужно к коммерческому... Выйдешь из двери и направо до конца коридора, коричневая дверь. Счастливо! - и, не обращая больше на меня внимания, Илья снова заполз в комп.

Постучав в коричневую дверь, я ничего не услышала в ответ.

Приоткрыв её немного и заглянув вовнутрь, я увидела стройную женщину-блондинку лет тридцати, одетую дорого, но неброско и строго, сидящую за столом с лежащими на нем папками, и пристально смотрящую в ноутбук.

-Mourning! - сказала женщина, заметив меня, и сделала приглашающий жест войти.

Преодолев секундное замешательство, я вошла и тоже по-английски ответила на приветствие. Женщина принялась расспрашивать меня на английском языке на тему моей биографии, увлечений, друзей, досуга. Словарный запас у меня был неплохой, поэтому я весьма бойко отвечала, впрочем немного стесняясь того, что английское «th» выходит у меня недостаточно шепелявым.

Внезапно женщина задала мне вопрос по-немецки. Жутко смутившись, я на крайне ломанном подобии языка великого Гёте ответила, что моих речевых навыков недостаточно, чтобы продолжать беседу, и попросила продолжать разговор на английском (действительно, немецким я увлеклась пару лет назад, но дошла лишь до того уровня знаний, на котором можно читать глуповатые блоги в молодёжных соцсетях Германии и Австрии да ещё, может, переводить тексты группы Rammstein).

Женщина удовлетворённо улыбнулась, на английском языке меня поблагодарила за то, что я выбрала для работы их фирму и предложила проследовать снова в кабинет менеджера по персоналу.

Катя сидела за столом и сосредоточенно смотрела в смартфон, когда я вошла.

А, Юля! - улыбнулась она мне, - Ну что ж, могу сказать, что Вы произвели хорошее первое впечатление на сотрудников нашей компании! Теперь последнее слово за Глебом Антоновичем, нашим генеральным директором. Он будет ждать Вас завтра, ровно в девять утра в своём кабинете. Охрана будет предупреждена и Вам расскажут, куда пройти. А сейчас... можете одеваться и... до завтра!

Спасибо Вам, Катя! - поблагодарила я, облегчённо вздохнув, - До завтра!

Передавайте привет Наилю! - сказала Катя, и я, улыбнувшись, кивнула головой.

Выйдя во двор, я увидела Наиля, который стоял рядом со своим джипом и, похаживая из стороны в сторону, разговаривал с кем-то по мобильнику.

Заметив, что я выхожу, он попрощался со своим собеседником и учтиво открыл мне переднюю дверь своего «бумера»...

Ну как? - спросил Наиль, выезжая на улицу со двора.

Вроде нормально... - неуверенно сказала я, - побеседовала с Катей... кстати, привет тебе от неё... а ещё с комдиректоршей и с ай-тишником... комдир строгая такая — сразу со мной по английски начала говорить и даже по немецки пыталась... я еле отболталась от неё... с айтишником зато мило потрещали... забавный такой мальчик, примерно моего возраста... студент Бауманки...

Ну так тебя берут или нет? - нетерпеливо перебил меня Наиль.

Фиг его знает, - вздохнула я, - завтра с генеральным пойду беседовать, он и решит!

Ясно! - сказал Наиль, - ну чё, может поехали позавтракаем?

Давай! - весело согласилась я, - Только у тебя дома! Ща вот заедем в магаз и купим курицу гриль, кило греческого салата и ба-а-альшущий пакет пломбира! Да?

Наиль весело расхохотался.

Ладно, обжорка моя маленькая! - добродушно изрёк он, включая поворотник и поворачивая к гипермаркету.

...На следующее утро я с замиранием сердца позвонила во входную дверь нашего офиса, после чего, представившись охраннику, вошла и проследовала прямо в кабинет генерального.

Можно, Глеб Антонович?

Да, Юля, проходи пожалуйста!

Генеральный оказался высоким накачанным мужчиной лет 35 с наголо бритой головой и рыжеватой ухоженной бородкой-эспаньолкой. У него были приятные черты лица и добрые голубые глаза. Он совсем не походил на того толстяка из ночного кошмара.

Я ознакомился с отзывами наших сотрудников, - задумчиво начал директор, - и на данный момент мне известно, что ты — интеллектуальная воспитанная девушка, свободно владеющая компьютером, имеющая способности к иностранным языкам, ответственная и креативная. А ещё... то, что у тебя есть небольшой секрет... состоящий в том, что ты не совсем являешься девушкой...

И тем не менее, - продолжал он, - это твой выбор, и лично я этот выбор принимаю абсолютно спокойно. Главное, чтобы работником ты оказалось добросовестным, а уж какой у тебя биологический пол — дело десятое! - и он весело подмигнул мне. - Работа твоя будет в основном бумажной либо связанной с простейшими офисными компьютерными программами. Работа несложная, но и зарплата, конечно, скромная... более чем! На такую зарплату можно, конечно, прожить и даже отложить самую малость... например, на то, чтобы раз в год съездить со своим парнем на недельку в Египет, но... особо не разбежишься! Правда, есть и большой плюс! Даже два: первый — мы предоставляем бесплатное служебное жильё — комнату в двухкомнатной квартире буквально в соседнем отсюда доме,

а второй, если ты согласна — выполнение особых поручений, которые оплачиваются тоже особо и очень-очень недурно! - босс хитро прищурился, - Но об этом я тебе расскажу чуть позже, через пару деньков.

Шеф нажал какую-то кнопку на пульте стола.

Полина! - сказал он в микрофон, - Зайди ко мне!

Дверь кабинета открылась, и вошла хрупкая девушка-брюнетка, весьма миловидная.

Я сразу вспомнила, что видела её за столом возле входа в кабинет директора.

Полина, эта Юля! - обратился к ней шеф, указав на меня, - Юля, это Полина, наш секретарь! - эти слова были сказаны уже мне.

После наш генерал сказал Полине, что я его новая напарница и попросил её ввести меня в курс дела.

...Уже к обеду я полностью освоилась со своими должностными обязанностями благодаря нескольким дельным советам Полины. Работа и впрямь оказалась элементарной и рутинной, и мне сделалось даже немного грустно от этого.

-В столовую пойдёшь или в кафешку? - спросила меня Полина в начале обеденного перерыва.

Я замешкалась с ответом, и Полина предложила мне остановить свой выбор на столовой.

Придирчиво ознакомившись с ассортиментом, я купила кофе и кусочек пиццы (Наиль с утра дал мне пятихатку-на-похавать), и мы сели за столик.

А ты в курсе, что мы в одной квартире с тобой живём... только в разных комнатах? - спросила меня моя новая подружка.

Нет! - ответила я удивлённо.

Ну, теперь в курсе! - рассмеялась Полина, - Главное, чтобы ты меня не боялась... я к тебе приставать не буду, хоть и знаю, что на самом деле ты - парень!

Я поперхнулась кофе и закашлялась.

Полина постучала меня по спине ладонью.

А ещё кто-нибудь это знает, кроме тебя, шефа и Кати? - испугалась я.

Да вся фирма знает! - спокойно сказала Полина, - Но ты не дрейфь так, люди все тут адекватные, современные и умеют уважать чужой выбор.

После этих слов я немного успокоилась и снова принялась за пиццу. Мы разговорились и вкратце рассказали друг другу о себе. Из рассказа Полины я узнала, что ей 19 лет, что полтора года назад она, закончив на одни пятёрки какую-то элитную школу в Гродно, приехала «покорять» Москву, мечтая стать студенткой МГУ (хотя у себя в Белоруссии ей были уже открыты двери почти во все ВУЗы).

В результате она не прошла по конкурсу в МГУ, потом опоздала с подачей документов на иняз педунивера, и... осталась у «разбитого корыта». Потом устроилась раздавать рекламки у метро и снимала напополам с другой девчонкой комнатушку за МКАДом, потом удалось устроиться продавцом в салон связи и переехать уже в отдельную съёмную комнату на окраине... А потом... закончила курсы секретарей и устроилась в эту компанию. Про поступление в ВУЗ, правда, пришлось на время забыть, но грядущим летом Полина всё же имела планы пойти учиться заочно на какую-нибудь гуманитарную специальность.

...После обеда рабочее время пролетело быстро, и ровно в шесть вечера пришла Катя и вручила мне ключи от домофона, квартиры и комнаты, а также электронный ключ для прохода в офис...

Полина проводила меня к нам домой и указала мою комнату.

Будет желание вечером попить чайку — стучись! - сказала мне подружка, уходя к себе, и я кивнула головой.

Комната была большой и уютной — двуспальная кровать, комод, шкаф для одежды, письменный стол, зеркало и небольшой телек.

Я взяла мобильник и набрала номер Наиля.

Взяли? - вместо приветствия спросил он, и я сказала, что даже первый день уже отработала.

Наиль поздравил меня и, спросив мой новый адрес, пообещал заехать за мной.

...Мы мчались по Кутузовскому в сторону области, чтобы поужинать, по словам Наиля, в «одном чумовом местечке».

Когда нам принесли заказ, Наиль спросил меня, какие планы на вечер, и когда я ответила, что никаких, он предложил поехать к нему - мол, часикам к десяти Равиль подъедет и «мы смогли бы отдохнуть втроём».

Но при упоминании о его ненасытном братце меня содрогнуло от страха и я ответила вежливым отказом, честно признавшись, что ближайшие несколько дней хотела бы дать своей попке отдохнуть, а минетом Равиль явно не ограничится.

Наиль понимающе кивнул, и я попросила помочь мне с переездом на новое гнёздышко.

…Мы управились за два рейса: один раз с Дорогомиловки, другой — из квартиры Наиля. Вручив своему благодетелю ключи от квартиры его друга, я ещё раз поблагодарила его и предложила остаться у себя на чашечку кофе, но Наиль засобирался восвояси, чтобы успеть к приезду Равиля.

Не пропадай, Юляш! - как-то грустно сказал мне парень на прощанье.

Я-то не пропаду, - ответила я, - но только у кое-кого скоро жена возвращается!

А мы всё равно с тобой найдём место и время, котён! - весело подмигнул мне Наиль, и поцеловав меня взасос, открыл дверь и направился к лифту.

...Немного поскучав, я сбегала в круглосуточную кондитерскую за пирожными, вернулась и постучала в комнату к Полине.

-Открыто, Юль! - услышала я в ответ, - Заходь, не стесняйся!

Войдя, я увидела, что комната Полины несколько меньше моей, но как-то поуютнее — Полина, судя по всему, неплохо умела рисовать и на стенах висели какие-то из её рисунков в аккуратных рамочках. На полу её комнаты лежал пушистый ковёр, а в углу виднелся старомодный, но стильный туалетный столик. Полина сидела на большой двуспальной кровати в лиловом шёлковом халатике, поджав по-турецки босые ноги. Она смотрела какой-то ролик В Контакте и заразительно смеялась.

Нажав на паузу, она посмотрела на меня и приветливо улыбнулась.

Пошли чаёвничать! - предложила я, показав коробку с пирожными.

Оу! - загорелись глаза моей подружки, - Какие вкусняшки у Юляшки! Пошли!.. Кстати, мне тоже тебя есть чем угостить — у меня литровая заначка классного литовского пива и большая пачка кальмариков. Может, с этого начнём?

О, не... спасибо! - ответила я сдержанно, с омерзением вспомнив о своей вчерашней клизме из пива, - Давай сегодня лучше пироженок треснем! В кухню?

Да не... давай у меня!

...Мы сидели за накрытым скатёркой письменным столом в Полининой комнате и, беззаботно болтая о всякой всячине, уплетали свежайшие эклеры, корзиночки и рулетики, запивая крепким чёрным чаем.

Слушай, Полин! - вспомнила вдруг я, - Мне Антоныч говорил, что для секретарей тут бывают какие-то «особые поручения», а в чём конкретно их суть, так и не объяснил! Ты, часом, не знаешь, что именно он поручает?

Знаю... - ответила Полина после небольшой паузы, немного смутившись, - он поручает оказывать интимные услуги представителям фирм, с которыми мы работаем.

-То есть как? - немного опешила я, забыв проглотить шоколадный крем.

-А вот так! - буднично сказала девушка, глядя мне в глаза, - Приедет, например, к нам в Москву какой-нибудь дядя Вася из Омска... или дядя Гиви из Кутаиси... или тётя Хельга из Стокгольма... на несколько дней, чтобы подписать с нашей фирмой контракт на поставку той или иной продукции, а Глебушка их радушно встречает, кормит-поит, ну и... подкладывает кого-нибудь в постельку... чтобы гостю понравилось и он стал посговорчивей!

-Хм... - задумалась я, - а почему тогда секретаря? Бл*дей для них снять не проще?

-Проще! - глотнув чаю, ответила Полина, - и намного дешевле, если судить по тем гонорарам, которые получает за это секретарь! Но, Юль... поставь себя на место этого дяди Васи: одно дело драть шлёндру, пусть даже дорогую и красивую... у которой ты три тысячи двадцать восьмой по счёту, и другое — сотрудницу фирмы, наивную юную девчонку 19-20 лет, для которой секс — не способ заработать, а глубоко переживаемый процесс, полный пока ещё романтики! А если при этом мужику уже лет 40-50, то он обычно теряет голову от такого поворота событий (ещё бы, закрутить роман с девахой, которая годится ему в дочери) и становится мягким, как глина... а тут уж Глебушка тут как тут — и выгодные условия контракта нам обеспечены!

Поня-я-ятно! - протянула я, - Слушай, а тебе такое Глеб хоть раз предлагал?

Предлагал, конечно! - пожала плечами Полина, - и до сих пор предлагает при случае... правда, я обычно отказываюсь; надо отдать ему должное, что он никогда не настаивает — нет так нет!

А ты хоть раз соглашалась?

Было дело... даже два раза, - заметно погрустнев, сказала моя подружка, - но мне срочно были нужны деньги... Братишка мой восьмилетний полгода назад катался на велике у бабушки в деревне, а какой-то пьяный отмороз на «Москвиче» его сбил! Прям возле дома, прикинь? Правую ножку ему переломал так, что... - на глазах Полины выступили слёзы, - в общем, у нас в городе врачи только руками разводили, пришлось срочно везти в Минск...

Там сделали операцию в каком-то крутейшем медицинском НИИ, но для последующей реабилитации (чтобы нога потом полноценно развивалась и росла) понадобились какие-то лекарства из Америки, которые стоили бешеных денег, - продолжала Полина, вытерев слёзы, - и ты знаешь, в том момент я готова была продать свою почку, а не то, чтобы лечь под кого угодно! Так вот, первый мужик оказался 58-летним вдовцом с дряблым животом, плешиной, бородавками и вечно потеющими ногами... У него очень вяло стоял, и мне приходилось часами ему делать минет, чтобы у него хоть немного затвердел и он смог бы мне вставить... чтобы этот старый козёл снова почувствовал себя мужчиной-орлом! А ещё

мне приходилось называть его «котиком», «милым» и вообще, всячески изображать влюблённость. И так три дня подряд! А второй мужик был, наоборот, молодым и очень симпотным... только извращенец, сука, был редкостный! Он со мной вытворял такое, что и... вспоминать-то стыдно... С ним два дня подряд! - тяжело вздохнула Поля.

Ну, а... - осторожно спросила я, - денег-то хоть хватило братику на лекарства?

Это да! - снова улыбнулась девушка, - даже ещё осталось, чтобы веранду на даче пристроить!

Ух ты! - удивилась я, - А что же ты родителям сказала? Откуда, мол, деньги?

Соврала, что получила матпомощь на работе... в связи с семейными проблемами... а чтобы мне хоть чуть-чуть поверили, добавила, что теперь буду два года подряд возмещать эту сумму процентом из зарплаты... Вот так-то! - на её глаза снова навернулись слёзы.

-Ну, Поленька! - подошла я к ней и, присев немного, обняла, - Ну что же теперь плакать? Ведь братик-то поправился?

-Угу! - улыбнулась Поля, все ещё всхлипывая.

-Это главное, коть! - уверенно сказала я, - В данном случае цель, несомненно, оправдывала средства!

Полина обняла меня в ответ и поцеловала в щёку.

-Юлька! - сказала она мечтательно, - Как же клёво, что мы с тобой вместе поселились! Спасибо тебе!

-За что? - удивилась я.

-За то, что ты теперь у меня есть!.. Ну, и за пироженки, конечно! - засмеялась Поля, - Ой, блин! - спохватилась вдруг она, посмотрев на настенные часы, - Время-то! Давай ты первая иди в душ и ложись-ка спать, а то на работе завтра носом клевать будешь!

Я послушно кивнула и вышла из комнаты подружки, пожелав ей на прощанье доброй ночи и чмокнув в щёку.

На следующий день мы и впрямь чуть не проспали. Вскочив, умывшись и намарафетившись, мы сломя голову подлетели к нашим рабочим местам без одной минуты девять. Отработав, мы пришли домой и, быстренько перекусив, отправились гулять по набережной Москвы-реки. Полина взяла меня за руку и мы пошли, словно две подружки, о чём-то непринуждённо болтая. Мою соседку интересовало то, как и когда я решила в первый раз переодеться в женское, почему мне нравится заниматься сексом с мужчинами и легко ли мне вести такую двойную жизнь. Я чувствовала, что Поля добрый и искренний человечек и рассказывала ей всё без утайки. При этом она, никогда раньше не общавшись с такими «необычными» девушками, многому удивлялась в моих рассказах и в такие моменты её лицо принимало растерянно-детское выражение, немало меня забавляя.

Наоткровенничавшись и надышавшись свежим воздухом, мы вернулись домой.

Слушай, Юляш, - неожиданно сказала Полина, - а пойдём в душ вместе?

Зачем? - растерялась я.

Спинку мне потрёшь! А то мне как-то неудобно самой...

Мы прошли в ванную (которая была без всяких наворотов типа джакузи — просто большая душевая кабинка, раковина, унитаз, и стиралка) и Полина легко скинула с себя всю одежду. Фигурка у неё была очень ладной — аккуратная попка, стройные ножки и небольшие титечки первого размера с тёмными сосками. Пися у Полины была выбрита, за исключением маленького аккуратно постриженного треугольничка волос сверху.

Я, посмотрев на неё, не без стеснения начала раздеваться догола...

Посмотрев на мой небольшой членик, Поля ласково улыбнулась, и, взяв меня за руку, шагнула в кабинку...

Когда я помог девушке намылиться, она стала мыть меня.

-Ой, Юлёчек! - сказала она сочувственно, когда я повернулась к ней спиной, - Какая тварь тебя так мучила?

Поняв, что она говорит про мои шрамы, я рассказала ей о том, как я ходила в сауну.

Во время моего рассказа Полина смотрела на меня широко раскрытыми от удивления глазами.

Слушай, а почему тебя заводит, когда тебя унижают? - спросила она, выслушав.

Не знаю, Поль... Просто заводит, и всё!

Хм... Ты знаешь... в таком случае тебе не стОит отказываться от предложений Глеба! Ведь совмещать приятное с полезным очень редко в жизни получается... А тут — и потрахаешься в своё удовольствие, и ещё денежку хорошую получишь... Могу на что угодно поспорить — он уже завтра тебе что-нибудь предложит!

Уклончиво пожав плечами, я ничего не ответила.

После душа мы немного повалялись голышом на кровати Полины, смотря по телеку какое-то молодёжное ток-шоу, а затем пожелали друг другу спокойной ночи и я отправилась спать к себе.

Полина оказалась права — Глеб Антонович на следующее же утро вызвал меня к себе в кабинет...

-Юля, я обещал рассказать тебе подробнее об «особых поручениях», - сказал он и сделал паузу, - кстати, твоя соседка Полина несколько раз уже выполняла что-то подобное! Она тебе рассказывала об этом?

-Да! - тихо сказала я, нервно одёрнув юбочку.

-Отлично! - довольно сказал генерал, - Тогда общую часть можно пропустить, и перейти сразу к сути вопроса. Итак, завтра приезжает представитель фирмы-партнёра из Астрахани. Возраст — около сорока пяти, внешность — обычная, и как раз предпочитает таких вот «девушек с секретом».

Услышав это, я приободрилась — во первых, моя попка зудела от тоски по мужским членам, во-вторых — предпочтения этого мужчины меня как нельзя устраивали (был бы он стопроцентным натуралом, ещё неизвестно, как бы он обошёлся с «пидором», переодетым в девушку).

-Согласна ли ты встречаться с ним те два дня, которые он пробудет в Москве? - оторвал меня от мечтаний голос Глебушки.

-Да, Глеб Антонович! - с готовностью сказала я, похотливо облизнув губки.

-Вот и прекрасно, Юленька! - облегчённо выдохнул шеф, - завтра тебе сообщат адрес квартиры, где он остановится и скажут время, когда к нему прийти! А сейчас — иди и выполняй свои прямые обязанности!

...Следующим вечером я, одевшись как целочка-старшеклассница, шла по указанному адресу. В голове моей бушевал ураган из эмоций и обрывков мыслей... Я шла трахаться с абсолютно незнакомым мужиком, которого я никогда в жизни не видела... причём не потому, что меня кто-то заставлял это делать, а просто за деньги... Однако острой необходимости в деньгах у меня тоже пока не было — заначку из пятисот баксов, которая осталась у меня с прошлого года, я только позавчера начала потихоньку тратить... на продукты, и с моей экономностью её хватило бы мне на три месяца... Значит, шла я туда даже не из-за денег, а по зову своей бл*дской натуры... Меня немного озадачивало и даже пугало то, что в последнее время для меня перестали существовать какие бы то ни было моральные запреты...

Выйдя из лифта, я позвонила в дверь. За дверью послышались чьи-то шаги...

...Моё бесстыдное сознание шло, ускоряясь, по дороге разврата...


Оцените этот эротический рассказ:        
Опубликуйте свой эротический или порно рассказ на нашем сайте!



Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:


Читайте в разделе Первый опыт:
... Ирина.

     Здравствуй Сергей.
     А я не поняла первую строчку, это наверное по украински, а что ты там написал. Папа твоих писем не видел, потому что я как прочитаю их сразу стираю.А почему ты мне не присылаешь эту фотографию, которая у тебя уже неделю лежит, пришли её, и пиши ещё что-нибудь. Ирина.

     Здравствуй Сергей.
     Получила твоё письмо с фотографией. У меня даже мурашки пошли, там девчёнки моего возраста и все на них смотрят, я представила себя на их месте, но моя мечта наверно... [ читать дальше ]

эротические рассказы, рассказы о сексе, эротическая библиотека

Сайт EroPornoText.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, все права на которые принадлежат исключительно их авторам.