Эротические рассказы. Секс с пятым судьей иерусалимским

История реальная, имена вымышленные.

Я два дня скучала. Ничего не предвиделось. А утром читаю сообщение вКонтакте — играю в ЭМске. Олег Девора, лучший эстрадный сакс в ЭНской губернии и не только, выступает в ЭМске. Попасть на него в ЭНске у меня не получилось дважды. Зато получилось познакомиться лично и даже поваляться парочкой в снегу в нашу первую встречу, потому что было скользко, а ерш — пиво с водкой — устойчивости не добавляет, скорее наоборот. Нас познакомил мой Мастер.

Так вот сегодня созваниваемся. «Я буду в «Невском» в половине восьмого, если успею», — «Олеж, займи пару мест на меня, я с сопровождением». — «Знаешь, я там сам на птичьих правах, а что за сопровождение?» — «Да забей, мальчик. Приличная женщина не может показаться в свете без сопровождения, ладно, сами разберемся», — «Ну знаешь, на меня могла бы выйти и без сопровождения», — пауза. — «Вот как? Есть планы?» — «Ну, если ты скажешь, пока, я развернусь и уеду!» — «Я поняла, с мальчиком разберемся». Отбой.

Лечу в кабак, где играет Девора, на такси, без мальчика. Слегка опаздываю на начало. Мест нет. Говорю — я по личному приглашению. Барная стойка, да, легко! Сдаю пальто в гардероб, захожу в зал.

Показываюсь перед ним во время исполнения «Пачки сигарет» Цоя, прерывается, чмокает меня в щеку на виду всей публики, танцующей при этом. Забавно, будто специально делает паузу в исполнении, чтобы поприветствовать меня, и снова продолжает: «Если есть в кармане пачка сигарет…»

И тут я понимаю, что саксофон говорит. Нет, все же поет, но проговаривая каждое слово, которое подхватывает публика, образуется хор из нестройных голосов и ведущего голоса сакса. А вообще, публика у нас живая, отзывчивая. Как-то сложилось, что в небольшом городе собрались по большей части люди с открытой душой.

Помещение небольшое, танцпола практически нет, чтобы не затоптали, иду к барной стойке. «Все не так уж плохо на сегодняшний день… » — мелодично и четко выговаривает саксофон. Заказываю о, 5 темного пива. Настроение стремительно ползет вверх.

Естественно, натыкаюсь на весь эмский бомонд от прессы и искусства. Но пригласил-то меня Олег. Вопрос от старого знакомого, организатора мероприятия Ивана Тихого, известного барда и шоумена нашего и не только нашего города: «О, привет, ты на концерт?» — «Я на Девору, он меня пригласил!» — «Вы знакомы?» — «А то!»

А сакс говорил, пел, зажигал. Олег выкладывался полностью, он по-другому не умеет. «Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант… » Зал встает на медленный танец. Встает весь. Я видела, как мужчины поднимались первыми, как нежно прижимали своих дам и что-то начинали шептать им на ухо. Звуки саксофона уводили в дали неведомые или знакомые, в непознанные или давно исследованные. Дудочка, так нежно называет саксофон его хозяин, творила чудеса. Эта композиция предполагалась последней. Организатор еще раз в микрофон представляет музыканта: «Олег Девора, — и объявляет следующих участников. — Через полчаса подъедет группа «Продолжение следует» и ансамбль скрипачей». Но зал ревет! «Браво, бис, бис, бис!». К Олегу подходят женщины, жмут руку, мужчины что-то говорят. И вот уже почти отключенная аппаратура включается снова. «Перемен, мы ждем перемен… » — снова Цой, теперь уже на бис! Зал ревет!

Олег упаковывает аппаратуру, пеленает в чехол дудочку и подходит к барной стойке, то есть ко мне. Я допиваю пиво.

— Ты на машине?

— Конечно.

— То есть не пьешь?

— Ага.

— Теперь смотри, наш ансамбль скрипачей «Дым над водой» на скрипках исполняет, если что. Можно остаться послушать, а можно сбежать из этого грохота. Ты чего хочешь?

— Конечно, сбежать. У меня за сегодня второй концерт подряд. А этот грохот я сам и устроил.

— Я так и думала. И чего тебе хочется?

— Сейчас послушаю, что организм скажет. Вообще у меня два варианта — сладкое и секс или мясо и секс.

— Так уж определяйся.

— А мясо есть?

— Придумаем!

— Значит мясо и секс!

— Тогда в мою берлогу. Правда, у меня там бардак, зато, скорее всего, никого нет и тихо.

— У всех у нас бардак в берлоге. Вперед.

Забираю сумку, сданную бармену на хранение, и под заинтересованными взглядами эмского бомонда, курящего на крыльце, гордо выхожу с Олегом под руку к его машине.

А дальше звучит первый звоночек, а точнее, второй, если посчитать валяние в снегу… Ох, не видим мы знаков, не замечаем тревожных сигналов. А надо бы. Разворот по дороге получился под запрещающим знаком, а там «гайки», как специально, нарисовались. Нас тормозят на противоположной стороне дороги. Олежа включает камеру на телефоне, дает мне в руки — пиши на всякий… «Гаечка» — девочка! Первый раз видела. Олег говорит, что второй!

— Лейтенант такая-то! Почему нарушаете? Там знак висит «Прямо», а вы разворачиваетесь.

Внутренне напрягаюсь. Я же дорогу показывала, он город не знает. Какие знаки? Я их не вижу, у меня минус три с половиной на оба глаза. Вот почему я никогда не сяду за руль автомобиля. Но Олег-то осмотрелся и проехал.

Короче, вытягивают его протокол составлять. Сижу в машине, парюсь. Виноватой себя чувствую. В голове мысли крутятся. Днем ведь Мастеру написала, который нас и свел, что Олег приезжает, а он ответил: «Организуй достойную встречу». Ага, вот оно, уже организовала.

Вернулся! «Что?» — спрашиваю с ужасом. — «Переход пешехода в неположенном месте!» — улыбается. — «И сколько это?» — «250, ну заправлюсь не на 1000, а на 750!»

До меня доехали вроде нормально. Поднимаемся на лифте, заходим в квартиру. Животные мои в прихожке встречают. У меня, можно сказать, зверинец. Рыжий кот Степа, миниатюрная серая кошка Кассандра, черный пес Бес, который на данный момент с сыном в гараже тусится, два аквариума, в одном астронотус плавает размером в две ладошки, во втором рыбы помельче. Кэся по своему обыкновению выразила нам свое фи, проквакав что-то нечленораздельное, она чужих не любит, и улизнула в комнату. А кот как-то странно на Олега среагировал. Мало того, что об ноги терся, еще и поговорить пытался, прямо за родного принял. Аж, на задние лапы поднялся и вверх вытянулся. Олег погладил его.

— Ты осторожнее, он у нас навязчивый, тут же на колени взгромоздится, а еще у него подпольная кличка «видал-сосун», чуть проморгаешь и по морде вовремя не дашь, он к тебе присасывается. Но вообще, я первый раз вижу, чтобы он так на незнакомого реагировал. Чем ты его привлек?

Первое, что попросил Олег — это вода. Он залпом выпил пол-литровую пивную кружку обычной воды.

— Когда играешь, происходит обезвоживание организма, — пояснил он.

Пока на сковородке шипели шницели, мы говорили о музыке.

— Знаешь, я первый раз услышала, что сакс говорить умеет! Я просто слова слышала, которые он выговаривал.

— Ха, так я с ним говорить и научился. Мы даже рэп читаем вдвоем.

Тут я понимаю, что для Олега саксофон — это живое существо, он говорит о нем,

Нет комментариев
.