Эротические рассказы. Ад Нателлы. Часть 3

Ната опустилась на колени и поползла на четвереньках через комнату, пока не уперлась лицом в изящный маленький сапожок Блонды.

— Молодец, учишься быстро. — Блонда похлопала ее по щеке свернутой плетью, раздвинула ноги, открывая окаймленную шелковым кружевом дырочку в латексе и розовую щелку влагалища, украшенную четырьмя колечками для удобства открывания и пирсингом в клиторе в виде двух сердечек из бриллиантов на серебряной шпильке, от которой тянулась тонкая серебряная цепочка к одному из колечек пронзающих малые губы. — Ты лижешь и слушаешь. Я наслаждаюсь и так и быть, учу тебя как тут все устроено. Если ты хочешь вернуться домой, ты будешь делать все, абсолютно все, что тебе прикажут! —

Блонда протянула руку и намотав на кисть локоны Наты, приблизила ее лицо к своей промежности.

— Итак!

Ната несмело высунула язычок и коснулась клитора Блонды. Ей никогда не приходилось делать это с женщиной. Клитор был сухой и горячий. Подпустив слюны Нателла принялась вылизывать его, странно, но приятно пахнущий незнакомой специей. Блонда прижала ее голову ниже, показывая, что и туда надо заглядывать языком, и начала говорить.

— Запоминай, шлюха. Ты — животное. Нет, ты вещь. Живая, говорящая, точнее всегда молчащая вещь, которая может говорить только когда приказывают. Ты выполняешь все приказы. Абсолютно. Если тебе прикажут убить — ты убиваешь, если прикажут отрезать себе сиську — ты отрезаешь. Нет ножа — рвешь зубами. Бежать некуда, умереть — не получится. Есть плюс — ты будешь восстановлена, когда будешь сильно повреждена и если Повелитель пожелает. Ты уже убедилась в этом. Повреждения, которые тебе наносились в принципе не очень совместимы с нормальным функционированием, но ты здесь, жива, цела, и будешь такой, если будешь повиноваться. — Блонда закинула ей ноги на плечи. — Глубже давай лижи. Хотя стой. Она опустила ноги и нагнулась к ее лицу. Язык высунь. —

Ната открыла рот и показала язык.

— Сильнее, сколько можешь! —

Старательно, изо всех сил Ната высунула язык вперед.

— Ясно… — Блонда ухватила Нату за язык, извлекла маленькие ножнички, и не успела та испугаться, как чик — и подрезала перепонку под языком. Боль резанула девушку, сами собой моментально потекли слезы. — Все, все. — Блонда убрала ножнички и поднеся к лицу Наты свою грудь, сжала сосок и брызнула ей в рот тугой струйкой белесой жидкости. Боль практически сразу унялась, Ната сглотнула свернувшийся кровавый сгусток и с удивлением обнаружила, что все зажило. Осталось только странное ощущение освободившегося от привязи языка.

Сдавлено всхлипнула девушка-кресло, когда Блонда сильно откинулась на ее ягодицы и снова закинула ноги на плечи Нателлы. — Давай, работай! — притянула ее за волосы к себе и уткнула лицом в раскрывающийся розовый цветок. Ната заработала губами и языком, погружаясь в жаркое влажное нутро садистки в белом.

— Ты лесбиянка? — спросила Блонда, начавшая учащенно дышать и тереться промежностью о лицо Нателлы, размазывая остро пахнущую слизь по подбородку.

Не отрываясь, Ната покрутила головой и пробормотала что-то вроде «нет».

— Ты лесбиянка! — сказала Секси с потолка, — Какое может быть нет, когда ты сейчас вылизываешь такую красотулю! —

Красотуля тем временем начала откровенно постанывать, содрогаться, в конце концов вцепилась обеими руками в волосы Наты и с силой вжалась промежностью в ее лицо. Ноги как капкан схлопнулись вокруг головы Наты и она подумала, что сейчас либо задохнется, либо ее череп лопнет под давлением этих стройных, мускулистых бедер. Блонда еще несколько раз конвульсивно дернулась и все таки расслабила ноги до того, как Ната стала задыхаться.

— Давай теперь насухо и иди обратно в душ умывайся… — Блонда после оргазма стала похожа на довольную кошечку. Ната принялась вылизывать горячие розовые складочки, так и сочащиеся смазкой, пока Блонда не задрала ноги вверх, одновременно подталкивая ее голову ниже, к аккуратной маленькой дырочке ануса. Ната несмело коснулась языком и его.

— Давай, давай. Работай, шлюха. Это тебе не налево бегать. — ее голову прижали губами к дырочке, Ната почувствовала движение мышц внутри Блонды, когда дырочка распахнулась навстречу eе языку. Преодолевая рвотный рефлекс, она несколько раз провела языком по приоткрытому отверстию, слизывая натекшую из влагалища слизь.

— Целуй меня!

Ната попыталась подняться, но красивые спортивные ножки прижали ее к полу.

— Куда тебя понесло, шлюха? Туда целуй! —

Ната несмело поцеловала несколько раз край розового колечка промеж ног блонды.

— Сильнее! В засос, ты что, целоваться не умеешь? —

Нателла зажмурилась и присосалась к заднице блонды, мечтая, чтобы этот ужас поскорее закончился. В ее рот стала просачиваться теплая слизь с комками, похоже, что блонду тоже снаряжали из тех шлангов, что и Нату когда-то с утра. С утра. Она потеряла чувство времени, сколько она тут уже? Она не могла сказать даже сколько прошло времени с тех пор, как она очнулась насаженная на раму со шлангами спереди и сзади, что вливали в нее то, что сейчас она старательно высасывала прямо из задницы этой лесбо-садистки… Блонда томно вздыхала, терлась влагалищем о нос Наты, сжимала и открывала дырочку ануса, заставляя ее исторгать потоки странной слизи, забивая Нате в рот — за щеки, в чмокающие поцелуями губы, в ноздри, белесые мерзкие комки странного вкуса…

Строгая госпожа снова сжала голову Наты меж бедер на несколько минут, потом Ната поняла, что блонда снова кончает, а потом она ее отпустила. Толкнула миниатюрным сапожком на платформе со шпилькой прямо в лицо, и царским жестом руки отпустила обратно под душ. Смывая с себя выделения блонды, Ната вспомнила, что и такую картинку она видела в комнате с фотографиями — роскошная фемина, возлежащая на кресле из опрокинутой на спину женской фигуры, пинающая в лицо голую, растрепанную девицу на полу… Повторив полный цикл вода-мыло-вода, душ высушил Нату, и она опустив плечи поплелась обратно в комнату где блонда теребила себя рукой, видимо так и не успокоив свое распаленное желание.

— Сядь в кресло! — латексная встала, качнув сочными грудями из стороны в сторону, повернулась к другой двери и сделала жест открывания. За дверью был небольшой коридорчик, откуда выбежали две девушки, практически голые, в аккуратненьких белых передничках, практически не скрывающих их лишенных волос промежностей и белых лаковых садомазо-туфлях на таких высоченных каблуках, что нога, затянутая крупной сеткой чулок, едва касалась пальчиками пола. За ними парил в воздухе толстенький столик с парикмахерскими принадлежностями.

— Причесать и снарядить к обслуживанию банкета. Путь поработает по специальности. Ты! — Она вытянула испачканные выделениями пальцы ко второй девушке. — Оближи! —

Невысокая глазастая блондинка с милым круглым лицом, вздрогнув остановилась, тщательно очистила латексную перчатку своим язычком и замерла в поклоне.

— Свобод

Нет комментариев
.