Эротические рассказы. Коровы и доярки. Часть 5

И надо же было ферму устроить в самом центре. Из-за проклятых пробок я чуть не опоздала на утреннюю дойку. На свою первую дойку. Войдя в здание, я на вахте показала пропуск.

— Вам в подвал, — равнодушно указал охранник куда мне идти.

Подвал оказался шикарным. Все сверкало чистотой. Пол утопал в коврах. После жаркой улицы кондиционированным воздухом дышалось легко.

— Здравствуйте, Елена Петровна, — вышла мне навстречу пухлая блондинка средних лет в очень коротеньком белом халатике. Таком коротеньком, что, когда она шла, иногда мелькали ее белые трусики. Волосы ее были подвязаны белой косынкой.

— Здравствуйте, — поздоровалась я.

— Меня зовут Тамара Викторовна. Я заведующая фермой. А, это, — повернулась она к подошедшей молодой девушке, одетой также:

— Маргарита. Она сегодня будет вас доить. Маргарита, Леночке только девятнадцать лет, но она очень перспективная. Вера Ивановна нахвалиться ей не могла. Ты уж постарайся.

Заведующая внимательно посмотрела на меня.

— Ну, желаю удачи, — уходя, улыбнулась.

— Рита. Давай на ты, — протянула мне руку доярка.

— Лена. На ты, так на ты, — пожала я ей руку.

— Идем в раздевалку, — повела она меня за собой.

— Ничему не удивляйся. Не на что не обращай внимания. Сосредоточься в себе. Твоя задача выдать адренализированное молоко. И как можно больше. Перед наступлением оргазма предупреди меня, — объясняла она, пока мы шли.

Раздевалка оказалась огромной. И народу в ней было много. Женщин. Несколько совершенно голыми сидели в креслах. Две о чем-то оживленно болтали. Одна нетерпеливо тискала себе груди. Некоторые у огромных зеркал сушили феном себе волосы. Видимо, после душа. Кто одевался. Кто, наоборот, раздевался. Рита подвела меня к свободному купе с вешалками:

— Тебе помочь раздеться?

— Зачем? Я сама, — отказалась я.

— Просто, раздевая, поласкала бы. Потом доиться легче будет. Ну, как хочешь, — не стала она настаивать. Я разделась. Последними повесила трусики на вешалку и повернулась к Рите.

— А, ты хорошенькая, — подошла она вплотную.

— И сиськи у тебя классные, — накрыла ладонями мои груди:

— Девчонки из семнадцатого кабинета говорили, что еще и очень вкусная. После дойки попробуем.

Открылась дверь и в раздевалку вошли несколько женщин завернутые в простыни. Волосы у них были мокрые.

— Ленка! Привет! — подбежала ко мне Вика. Мы чмокнулись в губы.

— Ну, как ты? — схватила я ее за руки.

— Здорово! — заулыбалась она.

— Потом поболтаете. Пошли, — потащила меня за собой Рита.

— Я в душе подожду. Хочу на тебя после дойки посмотреть, — крикнула мне вслед Вика.

От женских криков и стонов, от истерического мычания у меня заложило уши. Жужжали доильные аппараты. Шипел воздух. Станки, на которых доили коров, стояли рядами. По проложенным в проходах общим прозрачным молокопроводам толщиной в человеческую руку бурлило молоко. Доярок в белых халатах и косынках на ферме было не меньше, чем коров. На лица коров было страшно смотреть. Таких ужасных женских гримас мне еще видеть не приходилось. Тела извивались, дергались в оргазменных судорогах.

— Пошли, пошли, — мимо всего этого тащила меня Рита за руку, пока не подвела к свободному станку.

— Му-у-у! — мычала во все горло корова справа. Два огромных упругих резиновых члена одновременно ритмично входили в нее и ей в попу. Доярка, навалившись на спину, обняв, безжалостно тискала ей груди. По трубкам к общему молокопроводу бежало, вспениваясь, молоко.

Слева какая-то толстушка обессиленно висела на руках, привязанных к передней планке. Оба резиновых члена, и нижний, и верхний просто неподвижно торчали в ней. От ее глубокого дыхания молокоотсосы раскачивались из стороны в сторону.

— Не отвлекайся, — прикрикнула на меня Рита. Она поставила у передней планки доильный аппарат, подключив его к общему молокопроводу. Приготовила молокоотсосы, повесив их на стойку. Подошла к задней планке и нажала какую-то кнопку. Зашипел воздух. Вдруг, висящие резинки надулись, превратившись в два, расположенных один над другим, упругих резиновых члена.

— Для попы не маловат? — показала она на верхний.

— Нет! Что ты, — испуганно замахала я руками. Рита достала из кармана халатика резиновые перчатки, надела их и выдавила на ладони гель из тюбика. Она обильно смазала оба члена.

— Иди сюда, — позвала меня. Одной рукой обняв за шею, другой полезла мне в промежность.

— Ой! — почувствовала я ее руку в себе.

— Ноги шире раздвинь, — ее пальчик завладел моей попой.

— Вставай, — сняла она перчатки, бросила их в корзину и показала на заднюю планку. Я подошла, расставила ноги шире плеч и подождала, пока она их привяжет к стойкам.

— Наклоняйся осторожно. Я помогу, — подтолкнула она меня в спину. Я перегнулась через заднюю планку и ухватилась руками за переднюю. Рита привязала мне руки. Зашипел воздух, и я почувствовала, как в меня двинулся резиновый член.

— Так не глубоко? — остановила она его.

— Нет, — я не понимала, что происходит. В семнадцатом кабинете все было по-другому.

— Теперь в попу, — Рита раздвинула мне ягодицы. Смазанный член вошел легко и сразу.

— Постой так немного. Прислушайся к себе, — Рита принялась за мои груди. Она долго массировала правую, включила доильный аппарат и пришлепнула мне на правый сосок молокоотсос. Потом то же самое проделала с левой грудью. По трубкам побежало мое молоко. От долгожданного облегчения стало приятно. Громче зашипел воздух и оба члена во мне задвигались одновременно.

— О-о-ох! — застонала я.

— Не торопись, — погладила меня Рита по спине:

— Молоко идет еще жидкое.

— О-о-ох! — ответила я ей. Члены во мне задвигались быстрее. Рита наклонилась, погладила меня по животу, проскользила рукой дальше, пока ее пальчик не добрался до моего клитора.

— О-о-ох! — задрожала я. Члены уже во всю хозяйничали во мне.

— Леночка! Постарайся. Молоко пошло хорошее, — Ритин палец терзал мой клитор.

— Риточка! Сильнее, — попыталась я податься назад.

— А-а-а! — члены стали входить в меня глубже.

— А-а-а! — воздух зашипел еще громче.

— Рита, кончаю! — только и успела выдохнуть я, как меня заколотило в приступе оргазма. Щелкнули молокотсосы, соски обожгло резкой болью.

— Му-у-у!!! — мычала я, что было мочи, когда Рита безжалостно мяла мне груди. Перед глазами все поплыло.

Но опять щелкнули молокоотсосы и боль ушла. Соски стало приятно пощипывать. Невероятное облегчение от уходящего молока растеклось по всему телу.

— Я еще раз могу кончить, — прошептала я.

— Может хватит для первого раза, — погладила меня Рита по голове.

— Я хочу! — сказала я громче.

— Отдохни немного. Я скоро вернусь, — Рита поднялась и отошла куда-то. Стало невероятно хорошо. От удовольствия я впала в какую-то дрему, уже совершенно не обращая внимания на раздающ

Нет комментариев
.