Эротические рассказы. Коровы и доярки. Часть 8

Вечером, закончив уборку, мы с Ольгой уже хотели переодеваться, чтобы идти домой. Но тут, как всегда внезапно, появился Семен Маркович.

— Что застыли, мумушки? Пошли со мной, —

улыбнулся он. Мы с Ольгой послушно пошли за ним. Он провел нас через комнату Веры Ивановны.

— Запомните эту дверь. Она ведет в подвал, —

сказал он и жестом пригласил идти дальше. Мы спустились по лестнице, прошли по извилистому коридору и оказались в небольшой, странной комнате, стены и потолок которой были оббиты мягкими панелями. Видимо, звукоизоляционными. В одной из стен было отверстие, затянутое резиновыми пластинами. Перед отверстием вплотную к стене стоял очень широкий стол, оббитый мягкой кожей.

— Раздевайся и полезай, —

голосом, не терпящим возражений, приказал Ольге Семен Маркович. Та, испуганно заморгав, начала расстегивать пуговицы на халате. Раздевшись, забралась на стол. Стоя на четвереньках непонимающе уставилась на него.

— Ложись на спину и ноги просовывай сюда, —

показал тот на затянутое резиной отверстие. Ольга перевернулась и просунула в отверстие ноги.

— Дальше, дальше пролезай туда, —

подгонял ее Семен Маркович, пока она не оказалась погруженной в отверстие по пояс.

— Там нету ничего. У меня ноги свесились вниз, —

пролепетала Ольга.

— Руки раскинь в стороны, —

не обратил на ее слова никакого внимания Семен Маркович. Ольга раскинула руки.

— Леночка, зафиксируй ее. —

повернулся он ко мне. Я по очереди пристегнула руки Ольги прикрепленными к столу ремешками.

— Идем, —

взял он меня за руку и мы вышли из комнаты, оставив Ольгу одну. Прошли два коридора, пока не оказались в просторном, хорошо освещенном зале. В одной из стен из отверстия, плотно затянутого резиновыми пластинами, торчало, высунувшись по пояс, тело Ольги. Вернее, его нижняя часть. Она беспомощно свесила ноги, носочками касаясь пола.

— Подними ей ноги и зафиксируй, —

показал мне Семен Маркович на прибитые к стене ремешки. Я подняла Ольге сначала одну ногу, грудью прижала ее к стене и, обхватив ремешком лодыжку, пристегнула ремешком к стене. Потом подняла и зафиксировала ей другую ногу. Получалось, что прямо из стены торчала голая Ольгина попа с разведенными в стороны и задранными вверх ногами.

Семен Маркович удовлетворенно хмыкнул и, вдруг, взяв меня за волосы, потянул вниз. Я невольно опустилась на колени. Другой рукой он расстегнул себе брюки, которые упали до колен. Прямо перед моим лицом повис его огромный член.

— Соси! —

коротко приказал он. Я обхватила головку губами. Но, как только член напрягся, он оттолкнул меня, подошел к Ольге, вернее к тому, что от нее торчало из стены, и рывком вошел в нее сразу на всю длину своего огромного члена. Ольгины ноги судорожно дернулись вниз, но их удержали ремешки. Потом они мелко задрожали.

Все происходило очень быстро. Я так растерялась, что не сразу решилась подняться с колен, глядя, как между торчащих в стороны и вверх Ольгиных ног, голые жилистые ягодицы Семена Марковича ритмично двигаются вперед, назад. И все это в полной тишине. Слышно было только его сопение.

Наконец, он остановился, сильнее прижавшись к Ольгиной попе, замер не надолго, вздрагивая всем телом и оставил ее. Между широко раскрытыми половыми губками Ольги тут же свесилась капелька спермы, потянулась вниз, пока не упала на пол. Семен Маркович натянул штаны.

— Завтра банный день. Ровно в два часа отсюда должна торчать Веркина пизда. Секса ей захотелось вместо извращений, —

застегнул он ширинку и вышел.

Я долго не могла прийти в себя. Потом, словно очнувшись, бросилась расстегивать ремешки на Олиных ногах.

— Что это было? Я кончила два раза. Орала так, что оглохла от собственного голоса, —

встретила меня Ольга, когда я вошла к ней.

— Странно. Ничего не было слышно, —

пожала я плечами, освобождая ей руки.

Она вылезла из отверстия, перевернулась на живот и попыталась отодвинуть одну из резиновых пластин, чтобы заглянуть внутрь. Но у нее ничего не получилось. Она сползла со стола, накинула на плечи халат и повернулась ко мне:

— Где ты была?

— Пойдем, —

за руку потащила я ее в зал.

— Вот отсюда торчали твои прелести с задранными ногами, а Семен Маркович тебя трахал, —

показала я ей на отверстие в стене:

— Завтра в два часа приказал повесить сюда Веру Ивановну.

— Он, что? Ее также трахать будет?

— Не знаю, —

пожала я плечами.

Следующий день начался с того, что Ольга меня подоила. Не успела я выйти из душа, как пришла Аня. Ее мы подоили вместе и она сразу засобиралась домой. Потом раздаивали трех будущих коров. Двух посадили на коня. Они уже практически превратились из пациенток в мумушек, и все прошло легко. С третей пришлось повозиться. Первый визит в семнадцатый кабинет. Сплошные сопли и слюни. Но привязав ее к кольцу, мы все-таки смогли довести ее до оргазма, надоив при этом грамм двести.

Работали мы с Ольгой вдвоем. Вера Ивановна с самого утра сидела у себя над какими-то бумагами.

— Меньше часа осталось, —

показала Ольга на настенные часы, убирая доильный аппарат. Я кивнула и пошла к Вере Ивановне.

— Вера Ивановна, можно к вам? —

заглянула я в дверь.

— Проходи, Леночка, присаживайся, —

пригласила она. Я подсела к столу.

— Над чем вы сейчас работаете? —

спросила так, для разговора.

— Вот, хочу еще увеличить доходы нашей молочной империи, чтобы тебе повысили зарплату, —

улыбнулась она.

— Ой, как, интересно! —

придвинулась я к столу:

— Расскажите, Вера Ивановна.

— Ну, хорошо, —

отложила она бумаги:

— Я выдвинула научную гипотезу, что физическое и интеллектуальное развитие человека зависит от качества материнского молока, которым его вскормили в младенчестве.

— Это правда?

стало невероятно интересно.

— Это только моя гипотеза. Чтобы доказать или опровергнуть ее необходим статистический материал, собирать который нужно столетиями.

— Тогда зачем все это?

— Жены очень богатых людей редко вскармливают своих детей собственным молоком. Их пугает, что у них может испортиться форма груди. Вот и нанимают для своих чад кормилиц, как это делали дворянки в прежние времена. Если провести мощную рекламную компанию моей гипотезы, то для этих безмозглых моделей это будет доказательнее любой статистики. Поверь мне. Я знаю многих жен друзей моего непутевого супруга. А теперь представь, сколько будет стоить молоко или услуги таких кормилиц, как ты или Аня. Поняла теперь?

— То есть, делать деньги из воздуха, —

засмеялась я.

— Никогда больше не говори так. Тебе в компании платят хорошую зарплату. Ты, как руководитель проекта в первую очередь должна убедить в этом своих коров, —

вдруг, стала она серьезной.

— Я поняла, —

кивнула я.

Тут

Нет комментариев
.